Ночной ремонт.

Февраль 11, 2016
Tatjana Montik

У меня испортилась стиральная машина.

Контакт мастера по ремонту узнавала через тбилисскую группу на Фейсбуке, «Девичья барахолка». На мой вопрос, кто в городе чинит стиральные машины, ответ пришел молниеносно: «Звоните Игорю, он лучший!» В комментариях к моему посту – одни охи да ахи да придыхания: «Да, наш Игорек – лучший в городе!»  Интересно, что это за мастер?

Позвонила мастеру сразу же, попросила прийти. «На сегодня у меня день уже расписан по минутам, дорогая, — ответил мне любимец местных домохозяек. – Приду после шести вечера, подойдет?» — «Отлично!» — вздохнула я с облегчением, потому что картина растущей горы нестиранной одежды уже начала медленно сводить меня с ума. «Значит, когда буду к Вам идти, перезвоню и спрошу Ваш точный адрес», — предупредил меня Игорь.

После шести так никто и не позвонил. В полвосьмого звоню ему сама, спрашиваю, ждать ли его сегодня. «Конечно, ждать, генацвале! Я же Вам сказал, что приду, значит, приду! В чем проблема! Но пока я занят. Приду примерно через часа полтора».

Но и в десять Игорь не позвонил. А я, как на зло, уже стала клевать носом. Предыдущие дни были у меня напряженными, а сна мне досталось маловато. Сегодня думала лечь пораньше, но, видно, не получится.

Звоню Игорю. «Вас все еще нет, а я уже почти сплю. Может, перенесем это дело на завтра?» — спрашиваю я с надеждой в голосе, заталкивая свои кошмары о грязном белье подальше в угол. Мастер возмущен: «Как это на завтра? Зачем на завтра, если можно сегодня? Вообще у кого из нас проблема – у меня или у Вас?» — «У меня», — отвечаю я робко, словно первоклассница. – «Значит, придется Вам подождать, милая. Буду скоро. Я уже в Вашем районе, но пока работаю». Ну что ж, ждать так ждать.

В полдвенадцатого ночи звонок. Игорь хочет узнать мой адрес. Через четверть часа он уже на месте. Пришел вместе со своим подмастерьем.

Веселый, взбалмошный чувак, чем-то похожий на военного летчика. Наверно, курткой или выправкой? Глаза хитрые, проницательные. «Ну вот Вы меня и дождались! Поздравляю!» Мастер заходит в квартиру и напрямую движется в ванную комнату, где и стоит  виновница моей очередной недоспанной ночи.

Игорь быстро осматривает стиральную машину, тяжело вздыхая. «Что, плохи дела? – с  опасением спрашиваю я. – Вообще, говорят, что «Miele»- хорошая марка. Только она у меня старенькая уже». – «Хорошая марка? Кто Вам такое сказал? Да если бы ни Вы, я бы вообще к «Miele» не подступился больше!»

Игорь со знанием дела заглядывает в разные отделения машины, после чего говорит своему помощнику: «Ну что, открываем фасад, сынок!»  Тот в несколько минут открывает фронтальную часть машины. Игорь ложится на пол, светит фонариком в поддон и с триумфом оглашает свой диагноз: «У Вас полетели амортизаторы!» Затем он обращается к своему подмастерью: «Есть у нас еще парочка запасных?»  Помощник утвердительно кивает головой. «Ну, сбегай, сынок, в машину, принеси их!» Потом Игорь смотрит на меня с обворожительной улыбкой: «Вам крупно повезло, дорогая! У нас есть последняя пара. И мы даже  сделаем Вам скидку: вместо 120 лари Вам это обойдется в 90!»

«Это что – скидка для «барахольщиц»?» — спрашиваю я, усмехаясь. – «Так, значит, Вы обо мне через «Барахолку» узнали, да? – смеется Игорь. – Ох уж эти мне «барахольщицы», они мне – как Angry Birds: я их стреляю-стреляю, но их все больше да больше становится!» Тут, словно в подтверждение его словам, у него звонит телефон. Игорь поднимает трубку, утешая очередную клиентку: «Приду, скоро, ждите! Еще не утро!»

Затем он медленно поднимается с пола, смотрит на меня, усмехаясь: «Ох, уж эти мне барахольщицы!»

Уже за полночь.

«Значит, прекрасно идет у Вас бизнес? Я сразу поняла, что Вас домохозяйки ну очень любят» — говорю я многозначительно и хихикаю. – «Да разве это бизнес? – вздыхает Игорь. — Я уже давно перерос эту фазу. Это для меня не бизнес вовсе. Я по профессии — военный инженер. А вышел из меня спасатель. О деньгах уже и не думаю». – «Понятно, что не думаете, раз нет времени их тратить. Видно, что Ваша работа не заканчивается ни днем, ни ночью, — отвечаю я с пониманием. – Может, Вам кофе сделать, раз Вам еще работать?» — «Да, сейчас самое время выпить кофе!»  — с радостью говорит Игорь, отвечая на свой очередной звонок.

Я направляюсь на кухню, собираясь сварить своему спасителю мой фирменный крепкий ароматный итальянский кофе, как вдруг слышу вдогонку: «Мне простой растворимый без всяких прибамбасов!» — «С сахаром, молоком или без?» — спрашиваю я уже из кухни. – «Мне, пожалуйста, взболтанный, но не смешанный», — отвечает Игорь, переступая порог кухни.

От шоколада и печенья он отказывается («По ночам я не ем ни первого, ни второго, и ни третьего»), зато с воодушевлением рассказывает мне о себе. Говорит, что он – «крутая помесь». «Это как?» — спрашиваю я, наивная. – «Это значит, что во мне – армянская и еврейская кровь течет». – «Ух ты, круто! – говорю я. – Но Вы ведь из местных, да?» — «Конечно!» — «А на историческую родину перебраться никогда не желали?» — «Я над Арменией только пролетал, говоря себе при этом: «Хорошо, что пролетаю»», — усмехается Игорь.

За время, пока помощник Игоря меняет амортизаторы, мы успеваем поговорить обо всем: об недавней истории, о политике и даже, представьте себе, о поэзии. Игорь – отменный психолог. «Я в основном уже по одному голосу легко могу определить, к кому я иду по вызову, — говорит мне он с гордостью. – Вот о Вас, например, я знал, что Вы будете в красном. И что, не так? Прихожу – и Вы в красном спортивном костюме!»

«Да, работа у Вас интересная. Уже даже если взять одну только психологию, наверно, очень забавно», — говорю я.

«Интересно – это да. Но обмельчал в наше время народ! – говорит Игорь. – Примитивным стал каким-то! Поговорить нормально, как с Вами, редко с кем можно».

Значит, не зря я бодрствовала: чтобы Игорю, наконец, было с кем поговорить!

В доказательство своих слов о примитивности человеческого мышления мастер показывает мне фотографию на своем телефоне: «Посмотрите, как у нас краны ставят искуссно!»

На фотографии – абсолютно не примитивная путаница из дешевых пластмассовых труб, некий жуткий лабиринт, венец которого — кран, победно выведенный в мойку, и вся эта конструкция – на кухне! Полкомнаты занято коктейлем из труб!

«Неужели это и правда – не фотошоп?» — с удивлением спрашиваю я, умирая от хохота. – «Нет, не фотошоп, а горькая реальность, генацвале», — с грустью говорит Игорь.

Работа готова, Игорю пора дальше – к очередной клиентке, которой, как видно, ну совсем невтерпёж. Ему буквально обрывают телефон, и это – ночью!

«Спасибо Вам, я рада, что мы СЕГОДНЯ справились с этой проблемой и что я Вас дождалась-таки», — благодарю я Игоря, расплачиваясь. – «Да, хорошо, что мы познакомились, спасибо и Вам», — отвечает мастер.

Как все-таки здорово, что иногда ломается домашняя техника! Если бы она не ломалась – чего только мы бы не пропускали в нашей жизни? Однако у меня есть все основания для предположения, что это так – именно в Тбилиси. Пора уже начинать писать сценарии для фильмов.

 

Тбилиси, 11 февраля 2016