Не слыть, а быть!

Июль 23, 2015
Tatjana Montik

raiСкажу наперед:  автор этих строк – экстраверт. Но, как ни странно, чем дольше я живу, тем меньше мне бывает уютно в больших и шумных компаниях, где беседам нет конца, где веселье в таком изобилии, что его с лихвой хватает до самого утра. И наоборот, меня все больше тянет к простому душевному общению в кругу друзей, иногда мало или вообще не знакомых друг с другом, но потом – как выясняется ко всеобщему удивлению и всеобщей радости – находящих в этих знакомствах  новых единомышленников и иногда даже друзей. Во время шумных party вряд ли можно завести друзей на всю жизнь.

Вот недавно побывала на одной такой модной вечеринке: нарядные, ухоженные женщины, мужчины – с иголочки, пару прямо-таки кукольных деток – словно из рекламных роликов. Всё необычайно красиво и приятно, и гости общаются друг с другом взахлёб, еда изысканна, напитки экзотичны. И вообще такое чувство, будто бы это не реальная жизнь вовсе, а обложка какого-то глянцевого журнала. И по мере того, как вечеринка входит в самый разгар, а градус веселья поднимается до температуры кипения, у меня все больше прибавляется ощущение нереальности происходящего.

Нет, это не потому, что я постепенно пьянею – я достаточно трезва для того, чтобы немного абстрагироваться от ситуации и понаблюдать за людьми и за тем, как они себя ведут.  Я никого и ничего не оцениваю и не осуждаю. Мне просто хочется понять: людям весело потому, что им по-настоящему весело и хорошо друг с другом или потому, что им кажется, что надо быть веселым, что надо каждый раз приветствовать своих знакомых  бурным восторгом, иногда доходящим до эйфории? Комплименты перемежевываются с поцелуями, и такое чувство, что встретились самые что ни на есть дорогие друг для друга люди.

Если правильно мое первое предположение и людям по-настоящему хорошо друг с другом и они соскучились друг по другу и не могут наговориться, то для чего они каждые три-пять минут делать фотографии-сэлфи,  после чего сразу же выкладывая их в социальные сети – на радость (или зависть?) друзьям и знакомым? В чем суть подобного общения и есть ли она вообще?

В такие моменты мне невольно вспоминаются сцены из «Великого Гэтсби», и тогда мне почему-то вдруг становится страшно жаль людей того времени, начала ХХ века: бедные, как они жили без Интернета и  социальных сетей, с кем делились своей радостью, от кого получали «лайки»?

Тем не менее, со времен «Великого Гэтсби» люди по своей натуре вряд ли в чем-то изменились. Чего греха таить: всем нам в какой-то степени присуща тяга к тому, чтобы не быть, а слыть.

Иногда мне кажется, будто мы не живем вовсе, а только лишь пишем историю своей жизни — в картинках и иллюстрациях: «Это я – на пляже, а это – в джунглях, здесь я – в компании друзей, а тут – на концерте популярной рок-звезды». Продолжать можно бесконечно.

Картинка – это всегда замечательно, тем более, если она красивая. Но что скрывается за ней? Не пытаемся ли мы с помощью этой красивой картинки замаскировать свою неудовлетворенность, горечь, может, пустоту, а может, еще что-нибудь?

В начале 1970-ых у рок-группы «Uriah Heep“ была одна душещипательная  песня под названием «What is within my heart”, или “Что в моем сердце”. В этой песне исполнитель сетует на то, что большинству людей неинтересно знать о том, что скрывается в нашем сердце. Это ведь правда: мы все люди, и мы часто идем на поводу внешнего и напускного —  картинки, впечатления, лоска. Но самое главное – другое: если бы хотим, чтобы другим стало интересно, ЧТО внутри нашего сердца, может, сначала есть резон в том, чтобы в первую очередь самим узнать, что же скрывается в наших собственных сердцах?

Но увы, так часто на то, чтобы познать самих себя, у нас, просто “не хватает времени”!

Все эти мои размышления, конечно же, абсолютно не новы и отнюдь не оригинальны, и потому не стану умничать и философствовать впустую, а приведу в конце несколько выдержек из писем Сенеки.

(1) Так и поступай, мой Луцилий! Отвоюй себя для себя самого, береги  и

копи время, которое прежде у тебя отнимали или крали, которое зря проходило.

Сам  убедись в том,  что я пишу правду: часть времени у  нас отбирают силой,

часть похищают,  часть утекает  впустую.  Но позорнее  всех  потеря по нашей

собственной небрежности.  Вглядись-ка  пристальней:  ведь  наибольшую  часть

жизни тратим мы на  дурные дела, немалую — на безделье, и всю  жизнь — не на

те  дела, что  нужно.  (2) Укажешь ли ты мне такого, кто ценил бы время, кто

знал  бы,  чего стоит  день, кто понимал бы, что умирает  с каждым  часом? В

том-то и беда наша, что смерть мы видим впереди; а большая часть ее у нас за

плечами, — ведь сколько лет жизни  минуло,  все принадлежат смерти. Поступай

же так, мой Луцилий, как ты мне пишешь: не упускай ни часу. Удержишь в руках

сегодняшний день — меньше будешь зависеть от завтрашнего. Не то, пока будешь

откладывать, вся жизнь и промчится. (3) Все у нас, Луцилий, чужое, одно лишь

время наше. Только  время,  ускользающее и текучее,  дала  нам  во  владенье

природа,  но  и его кто  хочет, тот и отнимает.  Смертные же глупы:  получив

что-нибудь ничтожное, дешевое  и наверняка легко возместимое, они  позволяют

предъявлять себе  счет;  а  вот  те,  кому уделили  время, не  считают  себя

должниками,   хотя   единственно  времени   и   не  возвратит  даже  знающий

благодарность. (4) Быть может, ты  спросишь, как поступаю  я, если смею тебя

поучать? Признаюсь чистосердечно: как расточитель, тщательный в подсчетах, я

знаю,  сколько растратил. Не могу  сказать,  что не теряю ничего, но сколько

теряю, и почему, и  как, скажу и назову причины моей бедности. Дело со  мною

обстоит так же, как с большинством тех, кто не через собственный порок дошел

до нищеты; все меня прощают, никто не помогает. (5) Ну так что ж?  По-моему,

не беден тот, кому довольно и самого малого остатка.  Но  ты уж лучше береги

свое  достояние сейчас: ведь  начать  самое время! Как считали  наши  предки,

поздно быть бережливым, когда осталось на донышке. Да к тому же остается там

не только мало, но и самое скверное. Будь здоров».

 

Тбилиси, 28 июня 2015