Наследие Древней Колхиды


В этом году исполняется шестьдесят лет с начала раскопок колхских и греческих поселений в Западной Грузии. Все они связаны с историей древнейшего государства на территории Грузии – Колхиды, которая была ровесницей Древней Греции.

В представлении древних греков это было мифическое царство за тридевятью морями, богатое, загадочное, недоступное. Там правил грозный и суровый царь Ээт, дочь которого — волшебница Медея — прародительница медицины. Согласно преданию, в Колхиде в наказание за самоотверженное служение людям был прикован к скале Прометей.  В Колхиду осмеливались отправиться лишь настоящие герои, такие, как аргонавты в поисках золотого руна. Эта страна была покрыта дремучими лесами, а ее жители добывали медь и золото и слыли непревзойденными мастерами по обработке металлов.
Благодаря одной только колхидской теме Грузия легко могла бы стать Меккой для поклонников древней истории. Кто из них откажется проехаться по следам аргонавтов? И даже если золотого руна им будет не найти, кто знает, какие нематериальные сокровища можно будет приобрести во время такого путешествия?

До наших дней информации об истории Древней Колхиды дошло недостаточно. В силу исторических, политических и экономических обстоятельств исследования этой темы продвигаются достаточно медленно.

Известно, например, что даже немецкий археолог-любитель Генрих Шлиман, вопреки всем знаниям науки открывший Трою, вслед этим сенсационным открытием намеревался откопать и дворец колхидского царя Ээта. Увы, Шлиман не получил на это разрешения российского царя. Представляете, как мог бы повернуться ход истории, если бы Шлиману удалось раскопать этот дворец и еще до Октябрьской революции раскрутить тему Древней Колхиды в мире науки и туризма?

Итак, Древняя Колхида – это государство, существовавшее с IX в. до н.э. и до I в. н.э. Находилось оно на территории современных Аджарии, Гурии, Самегрело, Абхазии, Сванетии и Лечхуми.

Чтобы узнать подробнее про это государство, я направилась на экскурсию в археологический музей в Батуми. В нем находится большая коллекция экспонатов, найденных в селах и городах Аджарии и связанных с древней историей этой местности. Самое экзотическое в этом музее — его золотой фонд, в котором представлены золотые колхидские украшения — ожерелья, серьги, бляшки, стразы для одежды, а также старинные монеты, датируемые с VII до н.э. Многие изделия сделаны по технологии грануляции.

На фото: археологический музей в Батуми

После экскурсии я побеседовала с директором музея Эмзаром Кахидзе.

По утверждению ученого, уже в позднебронзовую эпоху, в XIII-IX вв. до н.э., в бассейне реки Чорохи существовало первое грузинское протогосударственное образование.

«Впервые про Колхиду начали разговаривать ассирийцы и жители Урарту, — заявляет ученый. — Ассирийцы упомянули о Дайаэни, а это скорее всего соответствует историческому Тао. Кстати, Ксенофонт упоминал про племя таохов. И в исторической части южной Грузии было расположено это самое Дайаэни. Некоторые ученые, в том числе и я, считают, что архаичная форма Колхиды, Ая-Колхида, где царил Ээт, как раз и соответствует Тао, а сама Колхида, или Кулха, упоминается с IX в. до н.э. в урартских источниках и соответствует южной Колхиде. Мы имеем представление, что Колхида – это бассейн реки Риони, Фазис. Но по археологическим данным и некоторым источниками и истолкованию некоторых других источников мы приходим к выводу, что Колхида начала формироваться несколько южнее, в бассейне реки Чорохи, и урарты, которые достигли этой страны, были именно в районе реки Чорохи».

К этому же времени относится и возникновение пос. Апсара как населенного пункта. По сведениям Стефана Византийского, Артемидора Эфесского, Ариана, Прокопия Кесарийского, возникновение крепости Апсар связано с походом аргонавтов в Ая-Колхиду. По преданию, когда отряд Ясона с помощью Медеи смог похитить золотое руно и вместе с Медеей взял курс на Элладу, царь Ээт, сын Бога Гелиоса, послал за ним вдогонку свой флот, которым командовал наследник престола Апсирт. Колхи догнали корабль «Арго» в устье реки, и, по совету Медеи, Ясон пригласил Апсирта на свой корабль, где убил и расчленил его. Аргонавты подняли паруса и для задержки преследователей стали выбрасывать части тела Апсирта с корабля. Колхи, согласно легенде, собрали части тела Апсирта, привезли их на сушу и погребли их там, где сейчас и стоит крепость Апсар.

На фото: крепость Гонио-Апсар

Что же искали аргонавты в таинственной стране? Этот вопрос не вызывает у археологов никакого сомнения. По мнению Эмзара Кахидзе, древние греки могли искать методологию изготовления бронзы или саму бронзу:

«Когда я думаю про Ая-Колхиду, я вспоминаю Индию. Люди когда-то тоже знали про Индию, но эти знания были очень поверхностными. И помните, как Колумб обнаружил Эль-Дорадо? Индия действительно была страной великой цивилизации, зря про нее не говорили, но точно про нее ничего не знали. Примерно так же – с Ая-Колхидой. Уже с третьего тысячелетия до нашей эры, если не раньше, в Колхиде существовала развитая цивилизация, где люди знали, как обрабатывать землю, как добывать металл, как потом продавать его. И это давало всему этому высокую оценку, и это распространилось как слух, и таким образом как бы сформировалось понятие про старый Эль-Дорадо, где много золота и дворец царя Ээта».

Фото: золотое руно — миф или реальность?

После пришествия аргонавтов центр государственности или культуры переместился на север, в район реки Риони, древнего Фазиса. И там уже формируется Колхида, которая нам всем известна. Что заставило колхов переместиться севернее своих изначальных земель? – «Это было нашествие скифов и киммерийцев в конце VIII в. до н.э.», — считает Кахидзе.

В интернете можно найти немало информации про Колхиду, но источников, которым можно доверять наверняка, к сожалению, не так уж много. Потому все источники следует подвергать тщательной проверке.

Когда речь заходит о древности, более грамотных источников, чем знания археологов, быть не может. С материальным наследием древней культуры эти ученые соприкасаются именно в своей ежедневной работе.

В надежде приблизиться к тайне Древней Колхиды еще на чуточку ближе, я направилась в гости к Нино Сулава, археологу Национального Грузинского музея им. Джанашиа.

Нино Сулава – участник археологических экспедиций в имеретинском городе Вани, а также в регионе Лечхуми. Начиная с конца 1950-ых годов, в Вани ведутся раскопки древнего культового города, где археологи по сей день находят интереснейшие артефакты, включая древние храмы, предметы культа, фигурки греческих богов, золотые и серебряные украшения, посуду.

На фото: Раскопки в городе Вани/ Имеретия

В ходе раскопок Нино занималась препарацией найденных артефактов.

«Вани — это просто сказка для археолога! – воодушевленно восклицает ученая. — Там очень много археологического материала, и это большая редкость. Вряд ли еще где-либо будет открыт подобный материал».

Археологу довелось держать в своих руках множество бесценных вещей – и золотые драгоценности, и бусы, и керамические изделия. Нино Сулава считает, что «Ванское золото в художественном плане ни коим образом не уступает золоту Трои».

На фото: Ванское золото

Гипотезу о приезде в Колхиду аргонавтов легко подтвердить с помощью археологических исследований, утверждает Нино Сулава. Проведенные на территории древнего государства раскопки свидетельствуют о том, что «здесь действительно добывали медь, золото и железо, что их здесь переплавляли и делали из них высокохудожественные вещи, не только золотые и серебряные украшения, но и орудия труда, и оружие».

По словам Нино Сулава, в Грузии найдено большое число медно-плавильных очагов, что само по себе является большим открытием.

«Эти находки — основа для утверждения, что в Колхиде существовала медно-бронзовая металлургия, а это – главная предпосылка для создания государства. В те времена иметь такую металлургию – это то же самое, что в наше время иметь атомную бомбу», — говорит Нино.

Находки ученых говорят о том, что аргонавты могли приплыть в Колхиду до Троянской войны. Это значит, что герои Трои могли быть внуками аргонавтов, считает Эмзар Кахидзе.

«Именно на это время приходится расцвет нашей металлургии: со второго тысячелетия до нашей эры и вплоть до II в. н.э. И что главное – у нас появились те артефакты, которые были обнаружены сначала только в Греции. К примеру, это – одна тривиальная вещица, фибула, так называемая английская булавка, застежка. Она была найдена на черноморском побережье в коллективных погребениях в окрестностях Уреки, где проводились раскопки, а также на территории Абхазии. Потом эта фибула распространилась по всей Грузии и стала одной из важнейших вещей колхидской культуры, а в последствие эти булавки стали готовить уже на месте. Таким образом, появление на территории Колхиды подобных «импортных вещиц» говорит о возможном приходе сюда греческих аргонавтов».

Как считает Эмзар Кахидзе, «Колхида как цивилизация – это смесь местных обычаев и греческого влияния». Особенно прибрежные районы Колхиды были колонизированы греками. Там уже много десятилетий ведутся археологические раскопки. Прежде всего – это Пичвнари, в переводе «Сосновый бор», близ Кобулети. Там есть два объекта: эллинистический могильник и колхское поселение. К сожалению, греческое поселение ученые пока еще не найден. Расстояние между поселением и могильником – меньше километра. Там ученые работают каждое лето.

С какими сложностями сталкиваются археологи при раскопках?

«В могильнике — песок, и все контуры хорошо видны, — рассказал мне Эмзар Кахидзе. — Но нужно работать очень медленно и филигранно, чтобы не упустить бусинок, золотых изделий и других вещей. А где поселение, там сложные условия, и потому у нас нет там такого прогресса, как в могильнике: в поселении — болотная местность, есть грунтовые воды, которые мешают нам при раскопках, а если пойдет дождь, это уже значит, что мы должны завершить работы. А где песок, мы можем сразу после дождя продолжать».

В крепости Гонио-Апсар, что в 12 км от Батуми, с 2014 года также ведутся регулярные раскопки. Однако там бОльшее значение имеют артефакты более позднего, римского периода несмотря на то, что город существовал на территории крепости уже значительно раньше.

По сведениям древних авторов и современных ученых, древний город Фазис находился на треугольном острове, окруженном с одной стороны морем, с другой стороны – озером, а с третьей – самой рекой Фазис. Аристотель писал о том, что жителями Фазиса были каннибалы-гениохи, которые впоследствии были либо вытеснены, либо окультурены милезианцами.

В настоящее время Пичвнари — единственный памятник, по которому можно изучать греческую колонизацию. Остальные места или еще не обнаружены, или пока плохо изучены. Что касается порта Фазис, где сейчас находится город Поти, то ученые сталкиваются там с большими сложностями рельефа и геологии, потому что воды устья реки Риони и воды озера Палеостоми затрудняют раскопки.

Несомненно, одно из важнейших мест для изучения памятников древности – это Абхазия. Однако теперь, по словам Эмзара Кахидзе, «в Абхазии, где сейчас стоят российские войска, местные сепаратисты не уделяют должного внимания древним историческим местам Грузии. А так, конечно, Диоскурия, он же — поздний Себастополис, Гиенос, или нынешняя Ачамчира, – это очень важные центры античности, Питиунд, Пицунда. То, что было изучено в советское время, было изучено в основном грузинскими, абхазскими и русскими учеными, а основные работы были произведены Отаром Лордкипанидзе и его коллегами. Они издавали много монографий на эту тему. Но сейчас это все прекратилось, тридцать лет изучение этих памятников не ведется».

Как взаимодействовали друг с другом греки и местное население?  По мнению ученых, это было скорее всего мирное сосуществование, т.е. культурное и торговое взаимодействие. Большую роль при этом, как считает Дэвид Бронд, автор книги «Грузия в эпоху античности. История Колхиды и Закавказской Иберии с 550 г. до н.э. до 562 г. н.э.», играли местные женщины. В контексте основания греческих поселений на чужих территориях женитьба греческих пришельцев на местных девушках считалось нормой. Передача дочери в жены пришельцу расценивалась равнозначной передаче ему земли. Наглядным примером тому служит миф о прибытии в Колхиду на золотом баране грека Фрикса из провинции Фессалия. В чужой мифической стране, с которой у греков было связано столько страхов, Фриксу не только предоставили кров, но и дали ему в жены дочку самого царя Ээта.

Греки принесли с собой религиозные культы, которые повлияли на местные обряды. Эмзар Кахидзе рассказал мне о том, что «в Пичвнари местное население начало осваивать греческие традиции, как ориентация захоронения на восток, то есть ориентация покойника головой в эту сторону. Это является чисто-греческим методом погребения». Также он называет «переход от коллективных погребений к индивидуальным, т.е. ритуал под названием агапос, то есть поминки. В V в. до н.э. поминки появляются в Колхиде в прибрежных районах. До этого времени этого обычая не встречается. Он появился в V в. до н.э. именно в Пичвнари. В горах Колхиды такого не было».

Список греческих влияний в Колхиде можно продолжить.

«Например, это «монетки Харона», когда умершему человеку давали монету, чтобы он мог дать взятку Харону для перехода в загробный мир, — сообщил мне археолог. — У колхов тоже наблюдается такая традиция. У них также были распространены некоторые другие культы, например, культ богинь Деметры и Афины стали популярны в Колхиде».

На фото: фигурка греческой богини Ники, найденной при раскопках в Вани

Однако влияние греков не было односторонним. Греки тоже перенимали кое-что у колхов.

«У нас в греческих могильниках есть много вещественных доказательств контактов греков с колхами, например, колхидские сосуды. Особенно нравились грекам золотые ожерелья. Это такая техника, такое искусство, которые мы сейчас можем представить миру как достижения нашей цивилизации. Это очень богатая коллекция не только в Пичвнари, но и в других местах, например, в Вани. Подобные интенсивные отношения продолжались и в эллинистические времена. У нас есть в том же Пичвнари есть могильник эллинистического периода. Примечательно, что у нас в V-IV веке до н.э. есть отдельные могильники греков и колхов, но с конца IV – начала III века были уже единые могильники. Это говорит о том, что это был уже один народ. Мы думаем, что интенсивные отношения между греками и колхами привели к тому, что в эллинистический период влияние этих глобальных культурных процессов привело к тому, что в Пичвнари появилось население эллинистическое, смешенное, греко-варварское, если можно так сказать».
«В позднеантичный период у нас есть другой памятник в Гонио. Это крепость римского периода, это I-III в. н.э. Римляне, исходя из своих стратегических и мировоззренческих принципов имели более сдержанные отношения с местным населением, их торговые отношения тоже не были такими интенсивными. Это была как бы римская военная база, которую можно сравнить с американскими базами на Ближнем Востоке. Конечно, это не исключало и взаимодействия. Мы находим и местные керамические изделия в самой крепости, и римскую керамику вокруг крепости», — рассказал ученый.

Самый главный вывод, который делает директор музея про взаимодействие древних цивилизаций и колхов, таков:

«Классический период, эллинистический период и поздно-римский период привели к тому, что Грузия стала частью или окраиной античного мира, и это привело ее в общехристианский мир. Те страны, которые остались под влиянием Парфянского царства, а потом Персии, перешли в восточные культуры, в исламский мир. Грузия, конечно, не чисто-христианская страна, потому что тут живут и мусульмане, и у нас всегда было влияние Востока, но в основном это христианская культура. И это было обусловлено тем, что мы имели культурные, экономические и военно-стратегические отношения с Римом. Рим, как и греки, не входили глубоко во внутренние районы страны, их влияние там было поверхностным, если это сравнить с их влиянием в Малой Азией. Но тот факт, то мы находились под влиянием Римской империи, привел к тому, что у нас появились апостолы. Предания о них интересны: Андрей Первозванный, Матфей, а также мученики за христианство в Апсаре/ Гонио, которые боролись за новую веру. У нас есть документ IV в., который говорит о сподвижниках офицера Аврентия, которые боролись за новую веру и были измучены в Апсаре. Отношения Колхиды с античным миром не были просто отношениями. Это был цивилизационный выбор».

Грех было не спросить Эмзара Кахидзе о том, что ему известно о намерениях немецкого хобби-археолога Генриха Шлимана в Грузии.

«У нас нет точных данных, где Шлиман собирался копать. Он обратился в Российскую академию наук и попросил разрешения на раскопки в Батумском округе. Мы думаем, что Шлиман имел хорошую интуицию и он точно знал, что царство Ээта было где-то здесь. Но ему отказали, и формальной причиной отказа было его двоеженство. Мы эту информацию нашли где-то в газетных объявлениях, но более серьезной информации у нас нет. Было бы очень интересно, если бы немецкие коллеги помогли нам узнать больше. Конечно, Шлиман, открыв Трою, сделал эпохальное открытие, но он же и изуродовал бедную Трою так, что там сейчас трудно определить археологические слои. Я не знаю, было бы это хорошо или плохо для Грузии, если бы он начал раскопки у нас. Может, это было бы и хорошо, но половины памятника уже не существовало бы, это точно».

В одном из старых выпусков журнала «Вокруг света» за 1974 год было высказано предположение о том, что знаменитое золото Трои могло быть происхождением из Колхиды. Так ли это, спросила я Эмзара Кахидзе.

«Это не исключено, — ответил тот. — У нас есть данные археологических раскопок, которые говорят о юго-западной современной Грузии как об одном из основных центров древней металлургии.  Мы думаем, что с третьего тысячелетия до нашей эры хаты, они же прото-хетты, которые жили в Анатолии до прихода туда индоевропейцев, даже они интересовались этим регионом, и у нас есть некоторые данные, что они импортировали металл из этого региона (прим. из Колхиды). У нас есть хаттские керамические находки, даже археологические слои насыщены этими находками. Есть данные, что бронзовая и железная металлургия формировалась тоже в этом регионе. Самые древние железные печи были обнаружены в Аджарии и Гурии».

По каким именно местам следует прокладывать маршрут по следам аргонавтов? Этот вопрос не вызывает у моих собеседников никаких сложностей. Вот, к примеру, рекомендации Нино Сулава:

«В пос. Гонио можно осмотреть римскую крепость. Затем стоит посетить несколько музеев в Батуми, связанных с тематикой Колхиды. Оттуда — направиться в г. Вани и ознакомиться там с местами раскопок и новым музеем. Из Вани нужно ехать в Поти. Это древний город Фазис, где тоже есть музей со множеством древних артефактов, греческих и колхидских, а затем — в Кутаиси, а после – в пос. Мартвили и в Нокалакеви, где есть крепость и музей. Оттуда через пос. Хони следует подняться в Лечхуми на гору Хвамли (прим. к которой, согласно преданиям, был прикован цепями Прометей), осмотреть там местный музей. В Лечхуми есть один новый музей под открытым небом – в пос. Дехвири. Он виден из г. Цагери, и это очень красивое место. Там раскопаны античные погребения и колхидские поселения, а материал хранится в местном музее. И под конец из Цагери нужно подняться через Ушгули в Сванетию».

На фото: античная крепость Нокалакеви

Звучит увлекательно, правда? Теперь все дело только за умными, подкованными, увлеченными гидами и за концом пандемии, чтобы любознательные любители древней истории принялись наводнять Грузию.

Тбилиси – Гонио — Батуми – Кобулети, 24 апреля 2021

 

 

 

Related Posts