Грузия: страна танцующих воинов и врачующих предков.

Июль 24, 2015
Tatjana Montik

Это свободный перевод статьи, написанной мной для швейцарской газеты „Die Neue Züricher Zeitung“ незадолго до подписания Грузией договора об ассоциации с Грузией.

Вряд ли  европейцы имеют более-менее толковое представление Грузии, этой жемчужине Южного Кавказа. И вряд ли кто-то из жителей Старого Континента отдает себе отчет в том, что сей живописный край на стыке Европы и Азии, через который когда-то пролегал Шелковый путь, легко может вызывать меланхолию и ностальгию по дням, давно ушедшим.

Список богатств Грузии можно продолжать до бесконечности: это и высокие горы, и плодородные долины, и уходящая в античность история, и уникальная архитектура городов, где европейские черты сливаются с восточными традициями. Это также и древняя традиция виноделия, и феноменальные кулинарные шедевры. Однако на одно из первых мест в этом списке стоит все-таки поставить радушие и гостеприимство местных жителей, благодаря которым именно в Грузии на собственном опыте можно узнать уникальную смесь неимоверной легкости бытия с южно-европейской Dolce Vita, о которых во многих уголках старушки-Европы, увы, уже позабыли.

Тому, кто хочет познакомиться с этой страной поближе, неплохо начать с полифонного пения, потому как именно эта музыка поможет вам поближе подобраться к душе этого замечательного народа, гордого, а иногда даже и воинственного. Однако свой воинственный дух на протяжении веков грузины проявляли лишь только по отношению к завоевателям: туркам, персам, монголам и не в последнюю очередь – к русским. Гостей же тут по сей день носят на руках.

Кому однажды посчастливилось побывать на репетиции или концерте национального ансамбля песни и пляски «Эрисиони», тому долго не забыть своих впечатлений. К завораживающему полифоническому пению, при котором звучание национальных инструментов отступает на второй план, исполнителям мужских и женских партий отведены две абсолютно разные роли. Кружащиеся и взмывающие ввысь движения танцоров-мужчин, а также их неожиданные танцевальные трюки до такой степени изысканны и сложны, что легко составят конкуренцию любому восточному боевому искусству.  Мужчины танцуют на цыпочках, всего за несколько секунд воздвигая башни из своих же тел, стремительно кружась в хороводах с наклоненными под 90 градусов к земле корпусами, сражаясь на мечах и двигаясь стройными длинными рядами поразительно синхронно. В то же время женщины не двигаются вовсе — они плывут над землей, медленно и плавно, неимоверно женственно, сводя с ума своими достоинством, нежностью и грацией.

Художественный руководитель ансамбля «Эрисиони» Джемал Чкуасели объясняет: «Ни в коем случае не подумайте, что женщинам в нашем танце или в жизни отведена второстепенная роль! Грузинский танец – это выражение не только почитания, ни и обоготворения женщины».

28 лет подряд Чкуасели руководит этим коллективом, чья история уходит в XIX век, в год 1885. «От наших артистов мы не требуем классического образования – ни в пении, ни в танце», — с гордостью говорит Чкуасели.

Как странно! Разве такое может быть? Оказывается, может, потому что «у каждого грузина музыка – в генах». И этого нельзя не почувствовать, находясь в этой стране: поют здесь везде и всегда, иногда – при самых неожиданных обстоятельствах. Песня и музыка в Грузии – неотъемлемая часть жизни.

«Полифонное пение и тесно связанный с ним танец существовали еще до нашей эры. А сколько, скажите, лет классическому танцу и классической музыке? — парирует Чкуасели. — Кроме того, в грузинском пении в отличие от пения классического есть пять голосов вместо трех. Наверное, все-таки неспроста нашу полифонную музыку зачислили в список культурного наследия UNESCO?»

Именно эта волшебная музыкальная гармония, рождающаяся в диссонансе, девять лет назад привела в Грузию шотландку Мадж Брэй. По профессии психолог, она искала пути лечения детей с полученными в детстве травмами. Во время своего исследования Мадж узнала про народные песнопения «батонеби», с помощью которых грузинские женщины лечат своих детей. «В этих песнях женщины взывают к духам предков, которые в ответ спешат на помощь больному ребенку, лежащему на полу среди цветов, — объясняет Мадж. — Грузины умело используют гармонию в музыке как средство для восстановления связи между выраженным во вне страданием человека и его внутренним конфликтом. Гармонично звучащая полифонная музыка – средство к гармонизации души», — говорит Брэй.

Мадж Брэй выросла в горах Шотландии, но именно здесь, в горной Грузии, она обрела любовь к горам. Сюда Мадж приезжает регулярно, иногда по два раза в год, и нередко привозит с собой своих единомышленников из Европы, мечтая научить их любить и понимать Грузию. Обычно она везет их в Сванетию, в высокогорье Большого Кавказа, туда, где многие традиции остались законсервированными ввиду их удаленности от цивилизации. Мадж со своими друзьями живет в простых сванских семьях, где они изучают полифонное пение, ходят по старинным семейным церквам с нередко хорошо сохранившимися фресками X – XI в.в., учатся делать сыр и готовить блюда местной кухни. Тут они принимают участие в анимистских традициях сванов, например, в празднике Липани, когда в январскую крещенскую ночь за празднично накрытый стол, «супру», сваны призывают души умерших предков, которым перед этим приносят в жертву домашних животных.

Американского музыковеда Джона Грэма Грузия привлекла не в последнюю очередь своей подлинностью и традиционностью. После одного из своих первых визитов сюда в 2006 году он создал грузинский хор в университете города Принстон. В связи с этой работой Джон стал регулярно наведываться в Грузию, чтобы изучать полифонную церковную музыку по старинным манускриптам.

Прошло еще немного времени, и Джон сам принял православие. «Меня, как и многих людей из США, Англии, Австралии и Новой Зеландии, в Грузии привлекает именно то, что здесь православие восходит прямо к началу христианства и что оно не было искусственно создано намного позже, как многие новые религии у нас в Америке. В Грузии до сих пор хорошо сохранились в первоначальном состоянии многие культовые сооружения V и VI веков н.э., как например пещерный монастырь Давид Гареджи или монастырь Бодбе в Кахетии, где похоронена Святая Нино, которая в IV веке принесла в Грузию христианство».

34-летний Грэм – эксперт по Грузии с большим опытом. Теперь он живёт здесь постоянно и занимается организацией туров по монастырям и церквам для индивидуальных туристов. Во время таких поездок Джон помогает путешественникам вживую пообщаться с монахами, монашками и настоятелями монастырей, и даже устраивает встречи с Патриархом грузинской православной церкви Ильей II. Кроме того, Джон любит баловать своих гостей головокружительными панорамами, открывающимися в Грузии буквально отовсюду, например, во время поездок по Военно-грузинской дороге, а также кулинарными радостями и изучением тысячелетней традиции виноделия.

Джон Грэм – только один из очень многих иностранцев, приехавших в Грузию однажды, но потом уже не захотевших больше расставаться с нею. Всех этих людей пленило в этой стране нечто особенное, что часто не поддаётся описанию. Может быть, это могучая природа, а может, и древние культура и традиции.

«Грузины –эмоциональные и невероятно артистичные люди, а по своей натуре все они – воины, — говорит Грэм. – На протяжении всей своей истории Грузии приходилось защищаться от многочисленных иностранных завоевателей, но побеждать количеством грузины не могли. В их борьбе за независимость и уникальность ни логика, ни рациональное мышление им были не в помощь. Разве можно начинать сражение против армии, намного превышающей по численности твою собственную, включая рассудок? Рациональные люди давно бы уже сдались. Но это не про грузин! Эти люди шли в бой, потому что их культура, их отчизна, их религия делали их настолько сильными, что они готовы были принести себя в жертву во имя сохранения своей самобытности».

Страна древних традиций, мощной энергетики и поразительной истории, Грузия – страна-магнит. Все, кто хоть раз побывал здесь, не могут не возвращаться сюда вновь и вновь. А если нет сил для сопротивления этому магнетизму – здесь просто остаются жить.

Не потому ли для многих Грузия – это добровольный плен? По крайней мере, так утверждают те, кто имел счастье хоть раз собственными глазами увидеть и узнать этот край.

Тбилиси, май 2014