Грузия и карма.

Июль 31, 2015
Tatjana Montik

До сих пор не могу поверить тому, что со мной сегодня приключилось!

Вчера вечером, когда я была в городе, в моей машине спустилось колесо. Поскольку было уже достаточно поздно, я оставила машину «отдыхать» и отправилась домой на такси. Но сегодня от занятия починкой было никуда не уйти: без нее, родимой машинки, мне уже, как без рук.

И вот я уже пешочком прогуливаюсь через парк по направлению к месту, где ждет меня моя бедная загнанная «лошадка». Смогу ли я сама заменить колесо? Когда-то, сразу после окончания курсов вождения, я делала это очень даже лихо. Но за годы без практики моя сноровка, чего греха таить, улетучилась.

Потому-то и решаю позвонить кому-нибудь из друзей, кто смог бы меня подстраховать. Набираю Нику, объясняю ему ситуацию. «Я вообще-то на рынок собирался, но не проблема! Сейчас приеду, помогу тебе, буду на месте через минут двадцать», — говорит друг. Да, действительно: друзья в Грузии дорогого стоят!

И вот мы уже стоим вместе у моей машины. Ника – в рабочих перчатках – готовится снять спущенное колесо и заменить его на новенькое, запасное. Но вот беда: мы не можем вытащить прикрученный ко дну багажника домкрат! Никакой ключ – ни никин, ни мой – не помогает, а домкрат от никиного «мерседеса», увы, не подходит.

Тут нам на подмогу спешит на мотоцикле еще один наш друг, Алекс, которого Ника, оказывается, уже по дороге оповестил о моей проблеме. Но даже Алекс, наш чудо-маг и супер-йог, не в силах вытащить на свет божий мой, кажется, намертво прикрученный к багажнику домкрат! То и дело к нам подходят прохожие мужчины, предлагают свою помощь, заботливо возятся вокруг моего «хундайчика» — но все безуспешно!

Тут Нику осиняет гениальная идея: нужно просто-напросто остановить водителя такой же машины и отдолжить у него домкрат!

Водитель первого остановленного Никой «Hyundai Tucson» — иностранец. Это выдают зеленые дипломатические номера. «Немец, кажется, из экономической миссии», — вычисляю я. Несмотря на то, что кое-кого из немцев в нашем городе я знаю, этот мне не знаком. Ника беседует с ним по-английски. Но получает сразу же от ворот поворот: водитель говорит, что, мол, помочь нам, увы, не может, так как спешит куда-то, за детьми в садик, что ли (странно: это — в субботу?).

Ника – злющий-презлющий: «Это ж надо! Не помог, гад! Бывает же такое! Спешит он, видите ли! А чтоб помочь — времени нет!»

Ника прав: в Грузии действительно ОЧЕНЬ СТРАННО, когда кто-то кому-то не помогает в тот момент, когда СРОЧНО нужна помощь!

Дипломат уезжает, но вдруг – бах: буквально в двадцати метрах от нас в него врезается какой-то другой автомобиль!

Восторгу Ники нет предела: «Нет, ты только посмотри: вот ему – и наказание! Сразу же! Будет теперь знать, как не помогать! Теперь-то у чувака точно будет время, чтобы дать нам свой домкрат!»

«Наивный какой этот Ника!» — думаю я. Но мой друг, полный азарта, уже действительно мчится по направлению к месту ДТП, уточнив у меня на всякий случай, как будет по-немецки «домкрат». – «Wagenheber», — наставляю я его и замираю в ожидании.

У места ДТП уже – полный набор «аксессуаров» из полиции и зевак. А тут еще и назойливый Ника в придачу!..

Но через пару минут он возвращается, не солоно хлебавши: «Не-а, чувак сказал, что у него весь багажник забит ящиками с минералкой и открыть его он не может. Вот сволочь!»

Что делать? Мы снова пытаемся вытащить мой домкрат – с помощью Ники, Алекса и предлагающих свою помощь прохожих.

Но Ника не сдается: «Пойду-ка попрошу домкрат у той бабы, что подбила немца!» — «А что, у нее тоже «Hyundai»?» — интересуюсь я. — «Да, представь себе: тоже!»  Ну просто фантастика какая-то!

Через минут пять, когда я уже совсем перестала надеяться на возвращение Ники, он все-таки приходит, руки –в крови: порезался, бедненький. Но зато в руках, как трофею, он держит заветный домкрат!

«Ты где это так долго был? Наверно, женщина та – ничего, да?» — «Какое – ничего? – удивляется Ника. — Я ее домкрат еле открутил, да и багажник у нее вещами до верху забит был, да дети в машине орали – трое!»

Я вытираю никины раны влажными салфетками. И вот уже он лихо меняет сдутое колесо на запасное. Тут я делаю попытку помочь ему, поддерживая колесо или подкручивая гайки. «Ты что? Зачем ты это? – удивляется Ника. – Ты что думаешь: сам не справлюсь? Отдохни, генацвале, расслабься!»

Если бы я была воспитана в западно-европейском стиле, то мне бы полагалось, как следует обидеться на Нику: за кого это он меня принимает, за слабую кисельную барышню, что ли?» Но, честно говоря, у меня нет ни амбиций автомеханика, ни претензий на зашкалюивающую эмансипированность. Потому я отхожу в сторонку и с удовольствием наблюдаю за тем, с какой сноровкой работает мой друг. Словно он каждый день меняет колеса!

Когда все готово, Ника довольно осматривается вокруг.

И что мы видим? Немец-жертва ДТП проходит мимо нас с булкой хлеба в руках! Уже даже успел за покупками сходить! Надо же!

«Ты глянь, сколько у него теперь времени! Слушай, может, мне пойти и морду ему набить, а?» — спрашивает Ника. — «Не забывай, что у него – дипломатическая неприкосновенность! Не стоит связываться!» — предупреждаю я его на всякий случай. — «Эх, ты даже не знаешь, как приятно бить неприкосновенных! — восклицает Ника. – Только вот, блин, полиция рядом, и это, конечно, – облом! Но он уже и так наказан. Будет знать, как людям не помогать!»

 

Тбилиси, 27 апреля 2013