Грузия глазами иностранцев


 

Меня давно не перестает интересовать вопрос: как видят и как чувствуют Грузию другие живущие здесь иностранцы? То и дело спрашиваю об этом всех своих друзей и знакомых, отчасти — из банального любопытства, отчасти — чтобы сравнить их опыт с моим собственным.

За много лет наблюдений для меня сложилась примерно такая мозаика.

Тема «Я в Грузии» вызывает у проживающих тут иностранцев большей частью позитивные эмоции.

«Впервые я приезжала сюда на пять недель, чтобы заменить одного коллегу», — рассказывает Сандра, сотрудница одной немецкой фирмы. – «Но потом, уже через три месяца, мы переехали сюда всей семьей на постоянное место жительство. Так вот, в мой второй приезд у меня было такое чувство, как будто я жила здесь долго и только что вернулась из отпуска».

При этом, призналась Сандра, она не уверена в том, что чувство необычайного уюта создается именно грузинами, ведь ни по-грузински, ни даже по-русски Сандра не говорит и особых знакомств с местными она пока не завела.

Признаюсь: похожий опыт был и у меня. Мы переехали жить в Тбилиси в августе, в самый разгар жары, когда город, казалось мне, почти что полностью вымер. С нами – двое малышей, одному из них — месяц от роду. Никакой стабильности, все для нас ново, все неизвестно, а вокруг — полный бардак в новой квартире, отсутствие ориентации в ситуации и полная необустроенность в быту. Но тем не менее, прожив в Тбилиси всего какие-то два-три дня и даже еще не успев толком пообщаться с местной публикой, я вдруг ощутила необычное чувство расслабленности и наслаждения бытием. Одновременно мне почему-то вовсе не хотелось обращать внимание на царящий вокруг нас хаос из коробок с пожитками, разобранной мебели и горы чемоданов.

В одну знойную летнюю ночь мы сидели на террасе своей квартиры, пили прохладное белое вино, любовались огнями ночного города, предаваясь блаженной неспешности (которая, кстати, как оказалось впоследствии, характерна как для Грузии в целом, так и для Тбилиси в частности). Именно тогда в мою голову неожиданно пришла мысль: «Из этого города я не уеду, потому что не смогу этого сделать — и всё тут!»

Что это было: каприз, баловство, случайный порыв души? Или, может быть, интуиция? Или, может быть, я нечаянно попала в самую сокровенную «вибрацию» страны? – Объяснения этому порыву я не могу найти до сих пор. Но одно я знаю наверняка: чувство комфорта и какого-то расслабленно-пьянящего приятия жизни такой, какова она есть, не покидают меня с тех пор, где я в Грузии. И потому отсюда мне каждый раз так сложно уезжать, даже если приходится расставаться с этой землей ненадолго.

Вернемся к другим моим знакомым иностранцам. У многих из них восприятие подобно моему: прекрасная страна, отличный климат, неспешный ритм жизни, все складывается как-то просто, хоть из не без приключений, и к тому же повсюду — милейшие и душевнейшие люди.

Но, как оказалось в результате моего дотошного «копания», для некоторых иностранцев Грузия и грузины – крепкий орешек, расколоть который удается отнюдь не всем.

Беседовала на эту тему с Франческо, одним моим знакомым итальянцем. Призналась ему: «Мне кажется, что Грузия – сродни моей любимой Испании, ощущения очень схожие: климат, горы, люди». На что мой знакомый отреагировал неожиданным образом:

«Неправда! Полная чушь! Правда — только про климат. Больше – ничего! Ведь в отличие от грузин мы, южные европейцы, испанцы и итальянцы, — сущие гедонисты, только и делаем, что ищем повод насладиться жизнью, повеселиться и что-то отпраздновать. Грузины в этом отношении намного серьезней нас, они более близки к своим семьям, более ценят и берегут семейный уют, и к тому же они почти не шатаются по барам и ресторанам, как это делаем мы, а если веселятся – то только в гостях у друзей».

Потом Франческо признался мне, что грузин понять сложно, потому что за их вежливой манерой кроется … некая недоступность.

Действительно, как это ни странно звучит, многим иностранцам грузины кажутся закрытыми. Милыми, приветливыми — да, но одновременно закрытыми и недоступными. Если у итальянцев и испанцев – душа на распашку, то с грузинами все сложнее. Может, это оттого, что южные европейцы более поверхностны и безалаберны? Или, наоброт, грузины более глубоки и вдумчивы?

Предполагаю, что те иностранцы, которые считают грузин недоступными, вряд ли отдают себе отчет в том, что причиной такого восприятия является языковой барьер. Мой опыт говорит мне о том, что если грузин, по свой генетике артист, не может полноценно выразить себя в общении, то именно тогда он кажется своим собеседникам закрытым и недоступным. И доказательство тому —  опыт любителей Грузии из числа выходцев из бывшего СССР.

Мне еще ни разу не встречались наши бывшие соотечественники, которые бы видели грузин так, как видят их, к примеру, некоторые представители Северной или Центральной Европы. Ведь для нас, выходцев из стран-наследниц СССР, грузины – олицетворение спонтанности, щедрости, добродушия, жизнерадостности и открытости. И если европейцы, начиная где-то с 60ых годов прошлого века, в поисках не только природного, но и человеческого тепла и гостеприимства ездили, например, в Италию, то языковой барьер им не мешал, так как недостаток языковых знаний часто компенсировался языком жестов и мимики. А вот «наши люди» находили душевное тепло и радушие ни где бы то ни было, а в Грузии! Причем, мы всегда легко общались и понимали друг друга – безо всяких языковых барьеров.

Зато людям центрально-европейских или американских широт, кто привык к строго структурированному образу жизни, в Грузии приходится не совсем сладко.

Недавно пировали на прощальной вечеринке одного моего знакомого шведа, который провел в Грузии четыре с половиной года. «Ну как, Клаус, ты рад, что возвращаешься домой?» — на этот вопрос ему в тот вечер приходилось отвечать не один десяток раз. — «Еще как радуюсь! Хватит с меня этой Грузии!» — услышала я от своего собеседника и ощутила при этом полную растерянность (как, впрочем, каждый раз, когда слышу подобные вещи)! Мне ведь никогда еще в голову не приходило, что кому-то в Грузии может быть плохо и некомфортно!

Объяснение моего собеседника оказалось простым:

«Моя дом – моя крепость. Но каждый раз, выходя из своего дома, я прихожу в негодование от того, что вижу вокруг! Этот хаос и бардак в образе жизни грузин, в их головах и везде вокруг — он сводит меня с ума!»

Что тут добавить? Кому нужен порядок – тому, видимо, дорога на Север.

Тем не менее смею предположить, что не стоит сваливать все на противоречия между Севером и Югом, потому что не только в них дело.

Одно любопытное наблюдение сделал один знакомый англичанин, собкор крупной телекомпании. По его наблюдениям, есть много общего между грузинами и … британцами! Вы можете себе представить такое?

Как заметил Дамьен, этот мой коллега из Лондона, манера никогда не говорить все в лоб, а выражать свои мысли и чувства намеками, в обход, завуалированно, — присуща не только жителям Туманного Альбиона, но также и нашим пылким джигитам. Кто бы мог подумать! Как грузин очень редко даст вам от ворот поворот – прямо и в лоб, так же и англичанин постесняется напрямую отказать своему собеседнику в чем бы то ни было, будь то даже в банальном приглашении в бар на бокал коньяка.

Оказывается, как и у англичан, у грузин есть множество разных способов сказать вам «нет», но вы, если вы в этой стране новобранец, то вряд ли это поймете.

В этом – причина того, что в споре или в любых конфликтных ситуациях грузины ведут себя неожиданно мягко и даже, я бы сказала, несколько элегантно. Впрочем, как и англичане, которым присуще сохранять самообладание и достоинство в любых критических ситуациях.

Тем более, вы не столкнетесь в Грузии с пресловутым хамством, присущим, например, восточным славянам.

До переезда в Тбилиси я пожила в Киеве, а потом в Санкт Петербурге. С опытом менее изощренного общения в более северных широтах за спиной, приехав в Грузию, я наблюдала за собой одну интересную вещь: в неприятных или стрессовых ситуациях, случавшихся со мной в общественных местах, я поначалу становилась в стойку, внутренне готовясь к злобной или даже агрессивной реакции людей. Но таковой, как правило, не случалось! Да, эмоциональность при этом присутствовала, но агрессии и тем более хамства – никогда!

И потому с самого начала моей «грузинской эпопеи» я ломала себе голову над вопросом, отчего Грузия меняет меня, отчего я автоматически становлюсь здесь мягче, добрее, спокойнее и уравновешеннее. Думаю, всё именно в ментальности грузин, которая меняет и мое поведение. И это – не только благодаря душевному теплу людей, но также и их сдержанному спокойствию, толерантности и умению сохранять самообладание в неприятных ситуациях, не опускаясь до грубости и хамства.

В Грузии вам не только не скажут «нет» в лоб, здесь вообще не приступают говорить по делу сразу, с наскока.

Сначала вы услышите от своего собеседника что-то вроде: «Как семья? Как дети? Как прошел отпуск? Как здоровье драгоценной бабушки?» и еще множество подобных вопросов, далеких от дела. И не думайте: это не просто дань вежливости, вас действительно выслушают, и некоторое время весь разговор будет крутиться именно вокруг этих тем. Подобные вещи делают манеру общения с грузинами мягкой и приятной. Хотя, признаюсь, мне пришлось некоторое время привыкать к такой специфике. А некоторых, например, известных мне западных бизнесменов, да и не только западных, подобная манера общения напрягает. Но и это, как говорится, — дело вкуса.

В восприятии любой страны большую роль играет личное мировоззрение человека, а также его пристрастия и ожидания. Есть у меня в Тбилии приятельница из Испании, Инэс * (имя изменено). Так вот ее, жительницу Южной Европы, в Грузии, как ни странно, коробит очень многое. Не то, чтобы она не любила эту страну. Просто, как признается Инэс, безалаберность и непоследовательность грузин трудны для ее понимания. Ей, бедняжке, тяжко было привыкать к отсутствию в этой стране четких правил, которые бы всеми соблюдались. Мне кажется, что даже за четыре года проживания в Грузии она к этому «беспорядку» не привыкла. Вот вам, пожалуйста, и испанская кровь! Лично я объясняю ее проблемы тем, что Инэс родом из Каталонии. Как известно, у каталонцев – уже более «северный, деловой менталитет», чем у остальных испанцев.

Другой пример – опыт одного моего доброго знакомого из Германии.  Манфред с его прусской ментальностью, работая в Грузии, сказать по правде, намучился. Дело в том, что ему приходилось день ото дня координировать работу немецкой и грузинской сторон. И от множества нестыковок в ментальности его будни зачастую превращались в один сплошной хаос.

Однако, как ни странно, уезжая домой из Грузии, где он провел почти что три года, Манфред признался, что теперь ему будет уже гораздо более трудно жить в немецком порядке и что он с легкостью променял бы любой комфорт, уверенность в завтрашнем дне и жизнь по четкому графику на спонтанность и сердечное тепло людей.

Кстати, этот долговязый житель Пруссии, объездил всю Грузию … на маршрутках, а под конец даже написал этому виду транспорта целую оду, заметив, что если выбирать между немецкой железной дорогой и маршрутками, он, не задумываясь, отдаст предпочтение последним, самому бесшабашному способу передвижения.

Мне кажется, в восприятии Грузии Манфреду удался «квантовый скачок»: в кавардаке грузинского бытия он обнаружил свои порядок и структуру. Дело в том, что бардак – это только внешнее, а на самом деле в Грузии даже у него есть четкие правила организации. Но увидеть и понять их умеют немногие чужаки.

Уезжая, Манфред обещал вернуться. И у меня есть все основания для предположения, что он такой не один.

 

Тбилиси, ноябрь 2012 – ноябрь 2021