Зачем Панкисскому ущелью английский язык?


В гостях у грузинских чеченцев.

На севере Грузии уже больше ста лет живут кистинцы. Это мусульмане, выходцы из Чечни. Как известно, в последнее время многие из них переходят в ваххабизм,  радикальное течение мусульманской религии, а кое-кто из новообращенных и вовсе уезжает воевать, например, в Сирию или в Чечню.

Если бы ни знаменитый боевик ИГИЛ Тархан Батирашвили, или Убу Умар аш-Шишани, один из лидеров джихадистов, который, как оказалось, родом из Панкисского ущелья, то вряд ли вообще мир узнал бы про Панкиси. Но с тех пор международные СМИ трубят о Грузии и, понятное дело, в каком контексте. Конечно, не в самом лицеприятном.

И теперь даже на родине террориста, в Грузии, одно только упоминание Панкисского ущелья вызвает дрожь. Говорят, что там пропадают люди, что их там похищают. Говорят также, что туда вообще лучше не совать нос.

Согласитесь, непростая это тема. И если даже журналист рискнет покопаться в ней, то не факт, что у него это получится. Я думаю, и мне удалось увидеть только лишь верхушку айсберга. И случилось это только потому, что мне помог в этом Владимир Лозински, мой австралийский коллега-журналист.

Восемь лет назад Владимир и его жена Фабьенн при поддержке организации Roddy Scott Foundation открыли в Панкисском ущелье школы по изучению английского языка для кистинских детей.  Идея Владимира состояла в том, что ребят, живущих в достаточно замкнутом пространстве ущелья, необходимо знакомить с достояниями западной цивилизации, используя для этого английский язык. Кроме того, учителя этих школ регулярно вывозят детей на экскурссии по Грузии, где они посещают не только культурные и исторические достопримечательности, но также и кинотеатры, кафе, рестораны и разные спортивные мероприятия.

До недавнего времени Владимир Лозински, или Влад, жил в Грузии, а теперь он только время от времени сюда наведывается. И вот в один из своих визитов в Панкиси Владимир согласился взять меня с собой и показать мне основанные им школы в деревнях в Дуиси и Джоколо.

Владимир – весельчак и балагур. Его речь украшают смачные, не всегда цензурные обороты, которые почему-то именно в его устах звучат забавно и отнюдь не грубо, хотя часто – абсолютно неожиданно, отчего каждый раз хочется рассмеяться. У Владимира родной — английский, но он также говорит на особенном, австралийском наречии украинского языка, и потому немного понимает по-русски, но разговаривать на нем не умеет.

Мы едем в Кахетию через перевал Гомбори, после чего направляемся в город Ахмета. Стоит июнь, цветут сады, и дорога из Ахметы в Панкисское ущелье очень живописна. Мы пересекаем долину по красивой аллее, слева от нас просматриваются очертания Большого Кавказского хребта, на вершинах которого все еще лежит снег.

Вдоль дороги – добротные дома с большими земельными участками. Но виноградников больше не видно. Мы попали в мусульманский мир.

Еще лет двадцать назад здесь жило немало христиан, в основном осетинцы. Но когда мусульманское население стало расти, в том числе ввиду перекочевывания жителей приграничной Чечни сюда, христиане постепенно покинули свои дома.

В деревне Джоколо Владимир показал нам заброшенную христианскую церковь, в саду которой стоит большой длинный стол и скамейки для празднеств. «Вот смотрите, церковь хоть и не работает, но христиане по сей день могут спокойно приезжать сюда, чтобы отмечать здесь свои праздники. Только христиан, блин, вряд ли заставишь сюда приехать: они, христиане, дико напуганы!» — язвительно говорит Владимир.

Мы приехали в деревню Дуиси. Сегодня воскресенье, но занятия по английскому языку все равно идут: эта школа не обязательная, но зато очень восстребованная среди местной молодежи. Владимир с гордостью рассказывает, что недавно, во время лошадинных скачек, к нему подошли молодые люди примерно двадцатилетнего возраста и поинтересовались, можно ли и им тоже изучать английский язык.

«Представляешь, они узнали, как интересно учиться здесь их юным односельчанам, и им тоже захотелось! Я не удивляюсь этому, ведь им рассказывают не только про занятия, но и про наши поездки. Теперь мы ищем средства, чтобы организовать уроки английского и для молодежи более старшего возраста».

И вот мы ходим вместе из класса в класс, где ученики большей частью – девочки-подростки, хотя мальчики тоже есть. Многие девочки – в головных уборах — так же, как и их учительницы.  Владимир приветствует детей, и те отвечают ему бурным восторгом! Не теряя времени, он сразу переходит к делу, объясняет на конкретных примерах особенности английской грамматики.

«Give me more stories! Я хочу видеть больше ваших статей! — задорно призывает ребят Владимир. – Вы даже себе не представляете, как людям интересно читать ваши статьи!» Дело в том, что несколько лет назад Влад помог ребятам организовать свою собственную интернет-газету, «Pankisi Times», для которой дети пишут статьи про свою жизнь, про то, чем занимаются и как проводят время, пишут они и про свои экскурсии и про свои впечатления от них. Владимир проводит работу над ошибками, после чего статьи выкладываются в онлайн-версию газеты.

«Для детей – очень важно, что их работы могут видеть люди во всем мире, — говорит Владимир. – Это дает им возможность выйти из ограниченного пространства своего маленького мирка. Скоро мы откроем похожие газеты в других уголках Грузии».

После занятий мы беседуем с директором школы, Лией, а также с учительницами. Лия – в отличие от многих своих коллег —  не носит головного убора. Она мусульманка, но не ортодоксальная. Говорит, что косынку носят только ваххабиты.

«Спасибо аш-Шишани, — с усмешкой говорит Лия, — потому что благодаря ему все узнали про Панкисское ущелье и про наши местные проблемы, и теперь к нам направлено много внимания, приезжает делегация за делегацией: министры, журналисты, НПО-шники».

Лия рассказывает, что дети в восторге от занятий и что они им очень помогают при сдаче экзаменов и подготовке к университету. «На олимпиаде по английскому языку в Телави наши дети занимают первые места и получают сто баллов из ста!» — с гордостью говорит Лия. К тому же дети без ума от экскурсий по Грузии, их следующая поездка – в пещерный город Вардзия в Самцхе-Джавахетии. «А для детей не проблема, что вы ездите по христианским святыням?» — «Абсолютно не проблема! Они и фотографируются даже перед церквями!»

«В нашей школе и ваххабиты хорошо работают», — с гордостью говорит Лиа и показывает  на одну из своих коллег, приветливую  юную девушку,  одетую строго по-мусульмански. Оказывается, она – уже мама троих детей, а ее муж – один из активных деятелей ваххабитской общины.

«А Ваш муж не против того, чтобы Вы работали в этой школе и преподавали здесь английский?» Девушка говорит, что стать учительницей было мечтой ее жизни и что никто не сможет заставить ее изменить свое решение. «Для чего я тогда училась, столько сил и денег потратила? Сложно, конечно, сейчас работать в школе, имея троих детей. Но как мой муж может не одобрять меня, если он сам не работает? Здесь такая у нас глобальная проблема: трудно найти работу. Его назначили старшим в мечети, он занят делами в мечети, когда надо что-то отремонтировать или пристроить, но он ничего не зарабатывает этим, делает это просто во имя Аллаха. Но у него такие хорошие руки, что он может делать все! Но работы здесь у мужчин нет, и потому многие уезжают, например, в Чечню или в Сирию».

По словам Владимир, ваххабизм окреп в Грузии еще при предыдущем правительстве. Начало этому положила война между Грузией и Россией в 2008 году. После нее грузинское правительство дало зеленый свет на развитие ваххабитской общины, которая должна была стать оплотом для чеченцев, сражающихся против режима Путина.

«Чего греха таить, местные боевики, воюющие в Сирии и Чечне, для многих здешних молодых людей – кумиры, потому что других примеров для подражания мало, — сетует Влад. – Вот потому мы и пытаемся показать молодым людям другие примеры, возим их по Кахетии, знакомим с Тбилиси, водили на экскурсию, например, в президентский дворец и в парламент». Немного иначе, по словам Владимира, обстоит дело с людьми постарше, многие из которых не согласны с развитием в Панкисском ущелье радикального течения ислама и предпочли бы вовсе уехать отсюда. Но ввиду их более чем скромного материального положения возможности у таких несогласных ограничены.

Наш разговор прерывается стуком в дверь. Это стучится «делегация» учеников, которые пришли поблагодарить Влада и его жену за поддержку. Ребята свободно и уверенно говорят по-английски, несмотря на то, что изучают его не так уж и долго.

Владимир рассказывает, что учителя местных школ регулярно ездят на стажировку в Тбилиси, где работают ассистентами в летней языковой школе при Американской академии. «Теперь бы их неплохо и в Англию отправить на стажировку, — размышляет Владимир. – Мы как раз думаем над тем, как нам это устроить».

После школы в Дуиси мы едем в школу в деревне Джоколо, проезжая мимо большой новой мечети из красного кирпича. Лия рассказывает, что на ее строительство было израсходовано несколько миллионов долларов.

Вдоль дороги – много солидных домов за крепкими заборами. Нам рассказывают, что их построили местные, которым удалось заработать денег за границей. В джоколской школе Владимир также беседует с детьми, подбадривая их учить английский язык и писать статьи для газеты «Pankisi Times».

Интенсивный день в разъездах и встречах заставил нас забыть о том, что мы проголодались. Пора бы нам и подкрепиться! По неасфальтированной, но очень живописной дороге, проходящей через ущелье, мы едем вдоль бурной горной реки туда, где, кажется, вот-вот наткнемся на край Земли.

Но до края Земли мы все-таки не дотягиваем, потому что на нашем пути встречается … замечательный ресторан, один из лучших, которые мне довелось посетить в Грузии: большой и уютный, лежащий в саду со множеством цветочных клумб дом с террасой прямо над горной речкой.

Стол для нас уже накрыт, причем так щедро, что аппетитные блюда пришлось нагородить друг на друга слоями. На столе нас ждут даже графины с вином, белым и красным! «Разве кистинцы пьют вино?» — удивляемся мы. – «Нет, обычно не пьют. Но для гостей у нас вино есть всегда! – восклицает Лия. – Правда, здесь мы называем его «грузинским чаем»».

Интересно, неужели этот ресторан рассчитан действительно на туристов? Оказывается, большинство посетителей все-таки – местные. Здесь они празднуют важные события, как свадьбы, дни рождения, поминки.

Как жаль, что туристы редко добираются до этих мест! Панкисское ущелье с его невероятными природными красотами и редкостным гостеприимством местных жителей могло бы гордиться не только своими террористами.

Дуиси – Джоколо – Тбилиси, июнь, 2016