«Али и Нино»: литературный детектив вокруг самого знаменитого романа об Азербайджане.


4de78fd63e12db5ede81c8bc18aaf2da

Кто впервые едет на Кавказ, тому обязательно стоит прочесть роман «Али и Нино» . Это замечательная книга, действие которой происходит в дореволюционном Баку и частично — в Тбилиси, а также во время событий Октябрьского переворота в Российской империи и непосредственно после него. Это история красивой и романтичной любви христианской девушки Нино и мусульманина-азербайджанца благородных кровей Али-Хана, история любви, свободной от предрассудков, не желающей знать никаких преград: ни национальных, ни конфессиональных.

Роман «Али и Нино» читается на одном дыхании. Это своего рода визитная карточка Азербайджана: многие западные читатели открывали для себя эту страну именно благодаря именно этой книге. Однако, наверно, еще более увлекательней мог бы стать литературный детектив вокруг автора романа. Дело в том, что это история, полная загадок.

Тайна, скрытая в мистерии про авторство «Али и Нино», не отпускает меня уже который год. В 2012 году мне пришлось впервые съездить в Баку, чтобы написать про недавно опубликованное исследование, касавшееся автора этого романа. В этом году я повторила свою поездку в Азербайджан: коллеги с радио в Кёльне попросили меня сделать радио-репортаж из Баку, своего рода прогулку по городу «Али и Нино».

В этой поездке я неожиданным для себя образом натолкнулась на любопытные факты и не известные мне ранее детали. Сама того не ожидая, я попала в эпицентр ожесточенной дискуссии о настоящем авторе книги и пообщалась с людьми, находящимися по разные стороны «литературно-исторических баррикад».

КТО ТАКОЙ КУРБАН САИД?

 

  kurban-said-238x300  

На фото: Чеменземинли (слева), Нуссимбаум (справа)

Считается, что автором «Али и Нино» является Курбан Саид и что под этим псевдонимом скрывался автор многочисленных, популярных в свое время романов и биографий, Эссад Бей, он же Лев Нуссимбаум. Он был выходцем из богатой еврейской семьи нефтяного магната, позже принявшим ислам, который наряду с другими веяними Ближнего Востока в те времена был на пике моды. Рожденный в Киеве и проведший свое детство в Баку, Лев Нуссимбаум после революции эмигрировал через Туркменистан и Иран в Германию и затем – в Австрию.

Известно, что «Курбан Саид» – этот литературный брэнд помогла зарегистрировать подруга Льва Нуссимбаума, австрийская баронесса Эльфриде Эренфельс, поскольку в Третьем Рейхе еврею Нуссимбауму стало сложно публиковаться под своим собственным именем. Впервые «Али и Нино» был издан на намецком языке в 1937 году в Вене. После чего книга была переведена на иностранные языки и издана на 37 языках. Популяризации романа способствовал перевод на английский язык, сделанный в начале 1970ых годов. ali-und-nino_277649

Фото: роман «Али и Нино» на немецком языке

У американского писателя Тома Рииса есть увлекательный роман «Ориенталист». В нем он повествует о яркой и впечатляющей судьбе Льва Нуссимбаума, любимца литературных и богемных кругов Европы и Америки, фигуры эксцентричной и загадочной, который уже в возрасте 24 лет написал свою автобиографию «Нефть и кровь на Кавказе». В этой книге Эссад Бей красочно и ярко описал нравы Кавказа, несмотря на то, что покинул его примерно в двенадцатилетнем возрасте. После этого всего лишь за 8 лет Нуссимбаум издал в предвоенной Европе шестнадцать крупных произведений, среди которых – множество обширных биографий, в т.ч. — последнего русского царя, правителя Ирана Резы Ша, Ибн Сауда, одного из президентов США и даже пророка Мохаммеда. Умер Лев Нуссимбаум в итальянском Позитано в возрасте 36 лет от редкой болезни крови.

ИСТОРИЯ ПРО АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО КАНДИДАТА НА АВТОРСТВО РОМАНА.  Yusif_vazir_chamanzaminli_1911 На фото: Юсиф Везир Чеменземинли

Несколько лет назад издаваемый в США журнал «Azerbaijan International» провел исследование, целью которого было установить, кто на самом деле являлся автором романа.  Бэтти Блэр, издатель «AI» утверждает, что на этот труд ее подвигло чистое любопытство, потому что перед тем, как выпускать целый номер журнала, посвещенный роману «Али и Нино», команде журнала «захотелось все-таки перепроверить исследование некоторых азербайджанских ученых, согласно которому автором романа «Али и Нино» является не Лев Нуссимбаум, а азербайджанец Юсиф Везир Чеменземинли».

Исследование «AI» проходило на десяти языках не только в Азербайджане, но также в Турции, Италии, Австрии, Германии, Грузии, Иране. В ходе него было опрошено около 60 человек, среди которых – тбилисские ученые Заза Алексеидзе и Тамар Инжиа, а также потомки австрийской баронессы Эльфриды Эренфельс.

В бакинском Институте манускриптов были найдены дневники и рассказы Чеменземинли, документальные свидетельства его контактов с некоторыми немецкими издателями, а также семейные документы Льва Нуссимбаума. В результате проделанной в течение нескольких лет работы «AI» неожиданным для себя образом пришел к выводу, что скорее всего автором «Али и Нино» был все-таки не Лев Нуссимбаум, а азербайджанец Чеменземинли. «По крайней мере, об этом, по мнению журнала, свидетельствуют записи в его дневниках  Чеменземинли, а также многие факты из его биографии: очень много совпадений. Чеменземинли был первым послом независимого Азербайджана в Турции, после чего эмигрировал во Францию, где бедствовал, не смог найти себе причала и вернулся на родину, уже в советский Азербайджан, в 1926 году. В 1937 году Чеменземинли был репрессирован. Он умер в 1942 году в ГУЛАГе.

Сложная биография и сам факт возвращения на родину, в советский Азербайджан, писателя Чеменземинли, как и скитания по миру сына бывшего нефтяного магната Льва Нуссимбаума полны трагизма. Шли не самые лучшие времена европейской истории.

РОМАН ВРЕМЕН КРУШЕНИЯ ИМПЕРИЙ.

В нашей беседе издатель Бэтти Блэр посчитала важным напомнить о следующем факте: «Это было время, 1910 -1930ые годы, когда погибли четыре из шести империй: Австро-Венгерская, Российская, Германская и Оттоманская, и европейские столицы захлестнул небывалый поток эмигрантов. Как им было выжить? Как, с интеллектуальной точки зрения, эти оторванные от своих корней люди могли выносить все невзгоды? Представьте себе пятидесятилетнего человека, эмигранта из одной из империй, который знает и в совершенстве владеет лишь своим языком. Что делать, если такой человек приехал в Германию или в Англию? У него нет ни знаний языка, ни социальной сети, он живет впроголодь».

У Чеменземинли есть рассказ, в котором он повествует о тяжкой доле эмигрантов во Франции, которые вынуждены за бесценок продавать плоды своего умственного труда. Бэтти Блэр и ее команда считают, что это и был путь, по которому дневники Чеменземинли попали в руки Льва Нуссимбаума. Вероятно, считает издатель, это случилось потому, что Нуссимбаум к тому времени уже успел сделать себе приличную литературную карьеру под своим вторым, мусульманским именем Эссад Бэй.

По утверждениям авторов исследования, Лев Нуссимбаум получал от своего заказчика, Вернера Шенделя, манускрипты других, не известных никому авторов, многие из которых, как и Чеменземинли, были эмигрантами. В одном из писем Нуссимбауму Шендель даже предостерегает его от того, чтобы тот печатал так много книг одновременно, потому что это может повлечь за собой подозрение в «чрезмерной плодовитости». Бэтти Блэр считает, что нельзя полностью отрицать того факта, что Лев Нуссимбаум работал над «Али и Нино». Она говорит о том, что «безусловно, в этой книге прослеживаются отпечатки пальцев Нуссимбаума», который, по ее мнению, был автором, использовавшим метод «вырезания, копирования и вставки».

История вокруг авторства «Али и Нино» полна неразгаданных загадок. Она до сих пор вызывает  ожесточенные споры в литературных кругах разных стран. Видимо, для установления больших подробностей, все-таки требуется более детальная работа в архивах Германии и Австрии.

Непроста также ситуация с авторскими правами на роман,  которые до сих пор принадлежат наследникам австрийской баронессы, несмотря на то, что сама Эльфриде Эренфельс при жизни никогда не предъявляла этих прав. В своей частной переписке она признавалась в том, что этот роман она не писала.

ПОКЛОННИК ЧЕЛОВЕКА-ЗАГАДКИ.

Эксцентрик и человек-миф, автором которого является он сам, Лев Нуссимбаум, несомненно, был талантливым и успешным литератором. Не зря у него до сих пор масса поклонников по всему миру. Один из них – немецкий книгоиздатель и коллекционер романов «Али и Нино» Ханс-Юрген Маурер из Франкфурта на Майне.  Хотя Ханс-Юрген увлекается романом уже десять лет, в Баку по следам «Али и Нино» он впервые побывал лишь в мае этого года. 20170516_154806

На фото: издатель и поклонник Эссад Бея Ханс-Юрген Маурер

«Моя цель – составление полной библиографии романа «Али и Нино», — говорит немецкий исследователь. — Мне хочется создать полный обзор о том, когда и на каком языке выходила эта книга. В архивах Баку я искал радио-манускрипт 1972 года. Это был укороченный перевод романа с турецкого на азербайджанский, отредактированный специально для радио «Свобода» в Мюнхене для того, чтобы потом можно было вещать этот роман на советский Азербайджан. Мои поиски увенчались успехом: мне посчастливилось найти этот манускрипт». В коллекции издателя – 138 экземпляров «Али и Нино», а также другие книги Эссад Бея, в том числе – несколько изданий с собственноручной подписью автора.

Ханс-Юрген – пожалуй, один из самых больших экспертов в области пубуликации романа. Из его повествований сам собой напрашивается вывод, что история с авторством «Али и Нино» запутана и  политизирована. В подтверждение этому он приводит интересную историю о том, что случилось после того, как в 1971 году в издательстве «Random House» в Нью Йорке этот роман вышел на английском языке.

После первой английской публикации романа сразу же пошли рецензии в прессе. Есть история о том, что как два иммигранта-азербайджанца, Юзуф Караман и Мустафа Тюркакюль, прочтя эти рецензии, сразу же купили книгу и были сражены наповал: до чего правдиво и точно в ней описаны места, имена знаменитых семей, исторические детали. И они сразу же попытались разгадать загадку: кто был Курбан Саидом на самом деле? И после долгих раздумий оба иммигранта пришли к выводу о том, что это был Юсиф Везир Чеменземинли. Вскоре эта информация просочилось в советсткий Азербайджан. Известно, что дух книги — ярый антисоветский. В СССР она была запрещена, т.к. в ней красной нитью проходит идея о том, что главный залог счастья главных героев – это создание независимой Демократической Республики Азербайджан.

Неудивительно, что у проживавшей в советском Баку семьи Чеменземинли сразу же начались серьезные проблемы с КГБ.  И именно поэтому семья писателя обратилась к бакинским ученым с просьбой доказать, что их отец этот роман не писал. За это исследование принялся лингвист Абас Саманов. В этом ему помогал его друг, немецкий переводчик Ахмед Шмиде. «Они выяснили: места пребывания в Европе Эссад Бэя и Чеменземинли не совпадают, что они даже не могли встречаться даже уже потому, что азарбайджанский писатель был намного старше Нуссимбаума. Кроме того, ученые изучили стилистические средства, использованные в романе,  и пришли к выводу о том, что Чеменземенли не автор романа. «И тогда семью оставили в покое, — говорит Ханс-Юрген Маурер. – Но потом упал Железный занавес, и все перевернулось: семья писателя вдруг стала утверждать, что автором «Али и Нино» был именно их отец».

У Ханса-Юргена в запасе еще много других историй, связанных с первой публикацией романа на английском языке. После нее, рассказывает Маурер, в редакцию приходило много писем от людей, лично знавших Нуссимбаума, и даже от его литературного агента Херты Паули. В одном из читательских писем – история о том, как в «Али и Нино» Нуссимбаум «отплатил» своему сопернику за то, что в настоящей жизни Нино, как оказалось, выбрала не его, то бишь не Али хана, а его друга, с которого был списан портрет похитившего Нино армянина Нахариана. В настоящей жизни это был одноклассник Нуссимбаума Яша Загузкин, эмигрировавший в Берлин, Нью Йорк, а после — в Оксфорд.

Все эти истории, по мнению немецкого издателя, говорят о том, что Нуссимбаум написал этот роман собственноручно, используя многочисленные факты своей биографии. 20170516_205649   На фото: Ханс-Юрген Маурер и я после нашей беседы в книжном магазине «Али и Нино» в Баку.

ТБИЛИССКИЙ СЛЕД И РОБАКИДЗЕ.

«Али и Нино», а также история вокруг настоящего автора этой книги еще долго будет будоражить умы не только простых читателей, но и исследователей. По ходу знакомства с историей о настоящем авторе романа возникает больше вопросов, чем ответов.

Существуют исследования тбилисских ученых Зазы Алексеидзе и Тамар Инжии, говорящие о том, что в «Али и Нино» Эссад Бей заимствовал целые пассажи из книги грузинского писателя Григола Робакидзе. К сожалению, манускрипт «Али и Нино» до сих пор найден не был. И потому теперь трудно судить, сколько своего привнес в роман Эссад Бей, а сколько он заимствовал и в какой мере его можно обвинять в плагиате. 41QQWnITeSL._SX331_BO1,204,203,200_ На фото: роман «Змеиная кожа» был написан Робакидзе на немецком языке.

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ АВТОРА.

Хозяйка сети книжных магазинов «Али и Нино» из Баку, Нигяр Кочарли считает: «Если человек не хотел, чтобы его авторство было установлено, то он все сделал для того, чтобы никто не узнал, кем он был на самом деле. Ровно 80 лет назад этот человек пришел, оставил эту рукопись и исчез. Он не хотел, чтобы мы узнали правду. Я думаю, нам нужно с уважением относиться к его решению. Пусть это останется тайной». 20170516_154915

На фото: Нигяр Кочарли

БАКУ ИЗ РОМАНА «АЛИ И НИНО».

Во время моего блиц-визита в Баку я не успела попасть на чрезвычайно популярную, но нечасто проводимую экскурсию по следам романа «Али и Нино». Ее автор — живущий между Канадой и Азербайджаном любитель бакинской старины Фуад Ахундов. Но нет горя без добра. Бэтти Блэр сама предложила мне поводить меня по самым знаковым местам из романа. 20170517_134313

Фото: Издатель журнала «Azerbajan International» Бэтти Блэр во время нашей экскурсии по Баку «Али и Нино».

Во время этой экскурсии Баку открылся для меня в новом свете. Я увидела город времен своего расцвета в годы нефтяного бума начала ХХ века, город, который так живо и красочно описал Том Риис в романе «Ориенталист».

«By 1901, Baku was supplying half of the world’s oil. It became an international city overnight, and the local Azeris were outnumbered by Russians, Georgians, Ossetians, and others from the four corners if the earth… So-called oil barons arose from both, the peasantry and the feudal aristocracy — anyone who dug a hole and got lucky. The new millionaires became great philantropists, determined to turn their cury from a provincial backwater into the finest Islamic city in the world — a showcase of the possibilities of the positive merger of East and West. The Muslim oil barons took grand tours of Europe and hired architects to build copies of the mansions, museums, and opera houses they had seen, all in the attempt to anchor in the Occidential future rather than its Oriental past… Equal parts Dodge City, medieval Bagdad, industrial Pittsburg, and nineteenth-century Paris, fin-de-siecle Baku was the last great city built before the First World War spoilt the dream that the West could keep expanding forever in a grand civilizing pageant. It was a place of fantastic extreems of wealth and poverty, where gaslights and telephones made a stark contrast to camel caravans and emaciated Zoroastrian monks. The city’s wild and clashing history came to a head at the turn of the century, when it was the «Wild East» frontier of Europe, the world’s greatest oil-boom town…»  (цитата из романа Рииса «Ориенталист»).

Мы с Бэтти прогулялись по улице Независимости, бывшей Николаевской, на которой до сих пор находятся многие описанные в книге здания: женская гимназия, где училась красавица-Нино Кипиани, нынешний экономический университет, в стенах которого в царские времена размещались сразу две мужские школы, в одной из которых учился Нуссимбаум, в другой – Чеменземинли. Мы увидели также и представительное здание Городской Думы с необычайной лепкой на фасаде, построенное нефтяным бароном Тагиевым, а также роскошный дворец, где сегодня находится Президиум Академии наук. Именно в этом здании еще один  барон, Нагиев, на собрании нефтяных магнатов в начале Первой мировой войны держал свою по-настоящему революционную речь об универсальности Человека и о том, что сам он верит «и в Иисуса Христа, и в Мохаммеда, и в Будду, и в Кришну, потому что все они были посланцами Бога на Земле».

Во время нашей прогулки перед моим внутренним взором представал предреволюционный Баку, город космополитический, роскошный и помпезный, город необычайно просвещенный, а также нравы и идеи тех, кто был так ярко описан загадочным Курбан Саидом в его бессмертном романе. 18485796_10212985313686018_8880373653394397538_n 18556306_10212985315446062_982567224856482601_n На фото: бывший Губернаторский сад рядом с крепостной стеной Старого города.

Перед моим отъездом из Баку я прогулялась к бывшему Губернаторскому саду. Это и было место, где встречались оба главных героя и где впервые Али хан Ширваншир поцеловал свою избранницу Нино Кипиани. Этот сквер в центре города до наших дней сохранил свои очарование и шарм.

Когда ночной поезд уносил меня обратно в Тбилиси, весь путь домой мне снились сцены из романа вперемешку с картинками по-новому пережитому мною Баку, этого «кавказского Парижа», и вкроплениями моих бесед с яркими персонажами, находящимися по разные стороны «литературно-исторических баррикад».

Баку — Тбилиси – Берлин, май – июль 2017 года