Выше голову, Дойчланд!

Февраль 10, 2011
Tatjana Montik


Приняв у себя Чемпионат мира по футболу, немцы наконец избавились от комплекса “преступной нации”, развязавшей Вторую мировую войну и виновной в преступлениях Холокоста.

Татьяна Монтик

Всамый в разгар Чемпионата мира по футболу в Германии – ажиотажный спрос на товар, который до сих пор большей частью залеживался на полках магазинов. Кто бы мог подумать, что популярным продуктом станут… немецкие триколоры, национальные знамена черно-красно-золотого цвета. Немцы скупают флаги разных габаритов – от маленьких, которыми украшают автомобили, до внушительного размера стягов. Ими потом размахивают до, во время или после матчей, вывешивают из окон офисов и квартир.

Совсем недавно такого не было. Благодаря мундиалю, на который в Германию съехались миллионы болельщиков со всего мира, появилась новая тенденция – невиданный до сих пор всплеск патриотизма и национальной гордости, который выражается в спросе на символику своей страны. К примеру, еще одна, почти сюрреалистическая картина: на одной из граничащих со знаменитым берлинским бульваром Кудамм улочке, у машины с польскими номерами выстроилась очередь. Подхожу ближе и вижу: молодой симпатичный человек в форме польской сборной продает с рук немецкие флаги. На любой вкус. Разных размеров. По дешевке, разумеется. Товар идет нарасхват. Смышленый парнишка-поляк по-немецки знает разве что три слова. Однако его, вероятно, нелегальный бизнес идет на ура, а немцы отнюдь не брезгуют покупать свои национальные стяги из польских рук.

В эти дни в Германии украшают национальными цветами не только автомобили и балконы собственных апартаментов. Недалеко от здания Рейхстага в Берлине, на пляже Бундеспрессештранд, в самый разгар матча между Германией и Эквадором, трансляцию которого можно смотреть здесь же на больших мониторах, – небывалый подъем и азарт.

И это отнюдь не футбольная лихорадка, а феерический праздник. Девчушка-подросток в мини-юбке бегает от одного болельщика к другому и раскрашивает их лица, плечи, грудь и другие части тела толстым трехцветным фломастером. В результате на коже у ее “жертв” появляется национальный флаг Германии. Любовь к своей символике – понятие, близкое многим нациям. Самый яркий пример – американцы. Из чувства национальной гордости многие граждане США вывешивают стяги своей страны прямо на флагштоках своих домов. Тем не менее за немцами подобного проявления любви к собственному отечеству до сих пор не замечалось. И тому есть причина.

С момента окончания Второй мировой войны немецкой нации из поколения в поколение прививали чувство вины за прегрешения национал-социализма и за преступления Холокоста. Со школьной скамьи на уроках истории и литературы немецким детям приходится отважно “сражаться” с далеко не доблестным прошлым своей родины, и главный урок, который молодые люди выносят в жизнь: “мы – преступная нация” и “искупить нашу вину вряд ли возможно”.

Один из немецких президентов, покойный Йоханнес Рау, успел в свое время побывать в Израиле и произнести в Кнессете речь, публично извинившись перед израильтянами и всем миром за преступления своей нации в Холокосте. Жест, вызвавший бурю эмоций, и большей частью, конечно, одобрение. Однако говорить о какой бы то ни было национальной гордости в Германии до сих пор считалось непристойностью и даже цинизмом. Особый шквал негодования вызывают подобные высказывания, если звучат они из уст людей публичных – политиков, артистов, писателей.

И немцев не смущает историческая отдаленность от событий Второй мировой войны в 61 год. Как ни трагикомично это звучит, несмотря ни на что, немецкой нации, этой “тягловой лошади” европейской интеграции, до сих пор приходится нести на себе тяжкое бремя так называемого преодоления прошлого. Причем до последнего времени казалось, что справиться с ним этой стране никогда не удастся. Нынешним летом немцы сделали это.

Несмотря на существующие в обществе неписаные табу и запреты, впервые за послевоенную историю, похоже, они поняли одну простую истину: и вправду глупо прятать голову в песок в то время, когда болельщики из Бразилии, Италии, Украины и других стран с воодушевлением размахивают своими национальными флагами. Современные немцы должны осознать – и они, наконец, это делают, – что гордость за свою родину не может быть преступной. Что публичные проявления любви к родине не должны подлежать наказанию.

Ведь немецкая нация – это не только Гитлер и национал-социализм. Это ведь еще и великие Гете с Шиллером, и Бетховен с Бахом. Это – и популярная во всем мире Rammstein, и большой футбольный гуру Франц Бекенбауэр, теперь по совместительству президент оргкомитета Чемпионата мира 2006, и, наконец, замечательная команда Бавария (Мюнхен). Этими своими соотечественниками немцы не просто могут, а должны гордиться.

С легкой руки мундиаля стало возможным то, к чему безуспешно пытались прийти многие немецкие политики, – это сплочение нации и интеграция иностранцев в немецкое общество. Теперь свою принадлежность к Германии смогли почувствовать не только те, в чьих жилах течет немецкая кровь. Немцами стали ощущать себя и живущие в этой стране уже много лет украинцы, русские, турки, африканцы и многие другие “дети разных народов”.

По завершении игры Германия – Эквадор, которая закончилась со счетом 3:0, по улицам Берлина, сигналя, разъезжали машины, из окон которых болельщики явно не немецкой наружности с азартом и восторгом, и в придачу с сильным акцентом, кричали: “Дойчланд! Дойчланд!”