Хевсуретия. Суровый (к)рай под облаками. Часть первая.


x-2 x-3 x-4 x-5

 

Мечты о Пшав-Хевсуретии, расположенной на северо-востоке Грузии, не покидали меня давно. Это одно из самых малодоступных мест страны. Главное богатство этого края – горы, горы, горы, часто отвесные скалы, города-крепости Шатили и Муцо, а также бесконечные горные реки, ущелья, альпийские луга на крутых склонах, дремучие леса и покрытые снегом вершины.

И вот однажды Зура обрадовал меня новостью о том, что мы с ним наконец едем в заветные места! Поездка туда с таким отличным проводником, как Зура, наверняка, стоит того, чтобы ждать ее долгое время. Зураб, мой веселый и мудрый друг, рэгбист и театральный режиссер, любит и изучает тропы и тайны Пшав-Хевсуретии аж с 1971 года. Он наведывается туда регулярно то вместе со своими гостями, то сам по себе. Многое здесь он знает наизусть, лучше, чем сами местные жители.

Зачем нам Шатили?

«Ну что, что мы с тобой забыли в Шатили?» – удивился Зураб моей просьбе.

Дело в том, что Пшав-Хевсуретию я до сих пор знала лишь поверхностно и доехала только до живописного поселка Рошка, откуда мы однажды летом совершили поход к великолепным Абделаурским озерам.

 

20150703_122455 20150703_122806

20150703_123122

Абделаурские озера близ поселка Рошка

Однако дальше через перевал в сторону Джуты мы тогда не пошли, как и не доехали тогда до главного населенного пункта Хевсуретии, Шатили. Но с тех пор мне очень хотелось продвинуться дальше вглубь этого региона, чтобы увидеть наконец Шатили с Муцо, города-крепости, с их стоящими спина к спине непреступными древними башнями.

«Поверь мне, в Шатили уже – настоящий туристический бум! А я покажу тебе места, куда редко заходят люди», — многообещающе заметил Зураб.

Сборы.

Зура одолжил мне свой громадный походный рюкзак и попросил запаковать туда только самые нужные вещи: теплую одежду, непромокаемую обувь, носки, шапку, перчатки, кое-что из съестного, но всего — по минимуму: пару консерв, яблоки, вареные яйца, чай, кофе, хачапури, печенье, чачу.

«Нам обязательно надо идти налегке, — предупредил меня Зураб. — Скорее всего, мы оставим машину где-то на полпути до поселка Хонэ, потому что дальше, скорее всего, начнется бездорожье: прошлым летом дорогу размыло после сильных дождей. К тому же нам придется тащить с собой спальные мешки. Палатки нам не нужны: спать мы будем в домах, на кроватях, но в спальниках».

В путь!

И вот, одним ранним сентябрьским утром мы трогаемся в путь. В Тбилиси — жара. Интересно, что нас ждет в горах?

Чтобы быть более гибкими в своих перемещениях, мы решили ехать не на маршрутке, а на моей машине. И потому мне приходится все время быть за рулем: у Зуры водительских прав нет. Но он убедил меня, что опасно на перевале может быть только в непогоду, а так дорога вообще «безобидная». Любопытно. Мне почему-то трудновато в это поверить.

Медвежий Крест.

По сравнению перевалом Абано, который ведет из Кахетии в Тушетию, путь в Хевсуретию через перевал Медвежий Крест действительно кажется мне теперь детским лепетом: подъем некрут, и на дороге легко могут разъехаться две машины.

Природа Пшавии отличается мягкими ландшафтами. Это, конечно, уже высокие горы, но пока еще не массивные, не не суровые, зато очень  живописные. Эти горы выглядывают друг из-за друга, словно матрешки, не заслоняя  полностью перспективу для путника, а наоборот, щедро открывая ее. Именно потому в грузинские горы хорошо ехать не за тем, чтобы удрать от себя, но за тем, чтобы обрести себя заново и открыть для себя новые перспективы!

Осень уже уже успела коснуться природы палитрой своих теплых красок. Но в середине сентября все еще ощущение, будто мы – в лете.

x15

20160920_114822

Попутчики.

По пути нам встречается молодая парочка из Москвы, медленно бредущая вверх с огромными рюкзаками за спиной. Зура просит меня остановить машину и предлагает ребятам подвезти их, куда им нужно. Те очень удивлены нашему вниманию, ведь они даже не просили нас остановиться! Зура в ответ на это: «У вас такие тяжелые рюкзаки, почему Вы не попросили нас об этом сами?» — «Да мы в Грузии еще пока недолго, и пока не успели привыкнуть к вашему гостеприимству и оттаять после родины», — шутят наши новые попутчики, благодаря нас за помощь.

 

x-12

У них, оказывается, тоже интересная программа: с нами они доедут только лишь до перевала, чтобы с высоты птичьего поле хоть одним глазком увидеть Хевсуретию, а затем пешком вернуться обратно, дойти до Рошки, а оттуда – через Абделаурские озера и перевал Чаухи (3338 м) в Джуту, единственное хевсурское село на той стороне перевала. Из Джуты им уже легко добраться до Казбеги, а дальше – через Дарьяльское ущелье — прямо домой, в Россию.

Ну, здравствуй, Хевсуретия!

На перевале – всего пять градусов тепла, дико холодно и до того сильный ветер, что нам жалко выпускать наших попутчиков  из машины. Все же мы выскакиваем наружу, чтобы полюбоваться абсолютно новыми видами, открывающимися на Хевсуретию, этот суровый, могучий, непреступный и загадочный край. На уровне наших глаз, высоко над горами, кружат орлы и другие хищные птицы. Ветер пронизывает нас насквозь и сдувает с ног. Мы спешно фотографируемся все вместе на память и расходимся — каждый в своем направлении.

Наши с Зурой планы таковы: минуя Шатили и Муцо мы направляемся в село Хонисчала, туда, где живут Зурины друзья, Лиана и Отар.

«Гамарджвеба», значит, «Победа».

По дороге Зура показывает в сторону деревень, некогда населенных, а теперь – полностью оставленных людьми.

Дело в том, что после Второй мировой войны, в 1952 году, проводилась какая-то урбанизационная программа, в ходе которой многих хевсур насильственно переселяли вблиз Тбилиси, построив для них поселок под названием Гамарджвеба. Это спальный поселок городского типа, подобный своему «сородичу», Рустави, где работы для людей мало, кроме, пожалуй, местной птицефабрики. Остальные жители худо-бедно выживают с помощью домашнего хозяйства, а  также промышляют торговлей на тбилисском рынке Лило или поездок в Турцию. Меньше всего из них тех хевсур, кто хотя бы на весну-лето вместе со своими коровами поднимается назад в родные края.

Не доехав Шатили, Зураб предлагает мне остановиться и осмотреть одну из немногих хорошо сохранившихся отдельно стоящих сторожевых башен рядом с первым после перевала селом, Лебаис Кари. По крутому склону мы быстро поднимаемся наверх. Открывающийся оттуда вид – полная фантастика!

Шатили. Анатори. Муцо. 

 

x-13 x-14

Через некоторое время мы приезжаем в Шатили.

Сгруппировавшиеся близко друг к другу шестьдесят башен города представляют впечатляющую картину! Согласно преданию, древний Шатили был заложен еще «царем» (прим. эту легендарную грузинскую правительницу звали именно царем, а не царицей!) Тамарой в Золотой век грузинской истории. Главная задача города-крепости – оборона грузинской земли от врагов. Главным врагом испокон веков была Чечня. До нее отсюда – рукой подать!

Сейчас в башнях почти никто не живет, и потому город-крепость – раздолье для любопытных путешественников, а также для их фантазий. Главный населенный пункт находится теперь внизу, а еще более новый — в стороне от исторического места, чуть повыше.

В отличие от того, что ждет нас дальше, Шатили можно назвать «настоящей цивилизацией»: здесь есть гестхаузы, кафе и мобильная связь.

Наш путь из Шатили дальше лежит через красивый лес вдоль реки Аргуна. С левой стороны, на другом берегу реки,  – громадные отвесные скалы, напоминающие сталактиты. Трудно себе представить, что это – творение природы, а не дело рук человека.

По дороге проезжаем место, лежащее высоко над рекой, где находятся склепы, в которые приходили умирать люди из села Анатори, когда там однажды бушевала черная оспа. Мы, однако, не спускаемся вниз смотреть на черепа, а едем дальше, через заброшенный город-крепость Муцо, неожиданно вырастающий перед нашим взором как венец высокой скалы. Считается, что Муцо – еще более древнее поселение, чем Шатили. Но о нем мало что известно.

Хевсурская легенда про строительство Муцо.
Муцо построил непобедимый хевсурский воин по имени Торгвай, чтобы защищать село Ардоти, расположенное выше по течению реки Андаки.Для возведения Муцо Торгвай созвал хевсуров со всех окрестностей. И встали они в одну шеренгу от Муцо до самого Анатори. И взял Торгвай большой камень. И передал его стоящему рядом хевсуру. А тот передал его следующему. Так, передавая камни по цепочке из рук в руки, хевсуры и построили целый город всего за один день.

 

В гостях у Гарсии.

x-11

x-7 x-8 x-9

Примечательно, что старый друг Зураба, хевсур с испанским именем Гарсия, – в отличие от воина Торгвая — построил свой удивительный дом не за один день, зато всё — сам своими руками! Согласно хевсурской традиции, Гарсия смастерил свой дом из прутьев и деревянных брусков, которые утеплил сеном и только потом в некоторых местах обмазал глиной. Получилось теплое, милое и уютное сооружение, с чудесной кухней, камином-печкой, великолепной летней террасой со множеством цветов. Здесь мне, положа руку на сердце, очень захотелось остаться погостить на денек-другой!

К Гарсии в гости мы заехали, чудь не доехав до Муцо. Машину остановили у речки, а сами пешком перешли через аккуратненький деревянный мостик, как оказалось, тоже дело рук мастера-Гарсии. До переезда на землю предков Гарсия преподавал в тбилисском университете, но потомо вернулся-таки из села Гамарджвеба обратно и обосновался на родине. Однако в селение своих предков, что в горах, он не поехал, а построил дом внизу, прямо у реки, на роскошном лугу.

Большую часть года Гарсия проводит в Хевсуретии. «Что мне делать в городе? Там грязь и суета, а здесь – тишина, и даже телевизора нет, и ничто не отвлекает от жизни», — задумчиво размышляет вслух Гарсия.

Немногословный и неспешный, как и большинство хевсур, но неимоверно гостеприимный, он угощает нас с Зурой водкой и вкуснейшим домашним сыром с лепешками, которые печет сам. От этого хлеба трудно оторваться!

Там мы проводим в беседе около часа, уминая хлеб с сыром так, что за ушами трещит, и произнося тост за тостом. Уезжать из таких гостей совсем не хочется.

Только потом становится понятно, что моя интуиция меня не обманула: в ходе наших дальнейших приключений о таком комфорте, как у Гарсии, нам уже и мечтать не придется…

октябрь 2016