ТУШЕТИЯ. Кармический путь сердца.

Август 04, 2019
Tatjana Montik
Photo by Joao Sousa: на перевале Абано

Если задуматься, то на планете Земля не слишком много мест, в которые хочется вновь и вновь лететь на крыльях души. Одно из таких мест однозначно — Тушетия!

Гомецари — одно из четырех тушинских ущелий.

Что же это за такой загадочный край, дорогая в который сопряжена с риском для жизни? Что же это за места, куда запрещено ввозить свинину, потому что мясо «нечистого животного» осквернит священную землю? Что же это за диковинная земля, где мужчины большую часть года живут вне дома и где женщины имеют две ипостаси: в присутствии мужчин они – послушные жены, любящие матери и заботливые домохозяйки, но без своих мужественных защитников превращаются в мифических амазонок? Что же это за земля, где христиане верят в Иисуса, но где Святой Георгий – наивысшее божество? Что же это за традиции, когда люди молятся не только в церквах, но одновременно – и в языческих святилищах и где на праздники обязательно совершаются жертвоприношения? Что же это за такой диковинный народ, который до сих пор ведет полукочевой образ жизни, проводя лето в высокогорье, а на зиму спускаясь в долину?

Про Тушетию писать непросто: тебе не поверят! Для того, чтобы понять и поверить в существование этого рая на Земле, обязательно нужно увидеть его самому!

Но я все же постараюсь сделать небольшой набросок, вполне отдавая себе отчет в том, что эти мои записки вряд ли передадут хотя бы часть того, что можно пережить в Тушетии.

Кахетия. Алвани.

Тушины – горный народ. Одна часть их племени – чагматушины — говорит на диалекте грузинского языка.  Другая часть – цоватушины. Их язык — бацбийский, который в Грузии называют цоватушинским. Он относится к нахской группе кавказских языков, в которую входят также чеченский и ингушский.

В наши дни тушины живут по обе стороны горы. Со своих исконных земель они стили спускаться в Кахетию, начиная с середины XVII века, когда за доблесть и мужество в борьбе с персами кахетинский царь пожаловал им там земли. Деревни Нижний и Верхний Алвани, село Лалискури, а также часть села Пшавели — тушинские села в Кахетии. Это красивые деревни с добротными домами и аккуратными, ухоженными садовыми участками.

Уроки истории.

До советских времен лишь небольшая часть тушин жила в Кахетии. В летний период они занимались сельским хозяйством и виноделием. Остальные их земляки предпочитали весь год находится на своих исконных землях. Главное занятие и предназначение тушин – овцеводство. Все мужчины, а также мальчики, начиная с 11-летнего возраста, были пастухами. Большую часть года они проводили в горах вместе со стадами овец. Не спроста же грузинское слово «каци», мужчина, в тушинском диалекте одновременно имеет значение «пастух» и «работник».

Кадр из фильма «Они спустились с гор»

В 1950ые годы руководство СССР, с подозрением относившееся к населению гор и не веря в их лояльность советской власти, начало программу насильственного переселения жителей гор в долины. Горцам полностью запретили и земледелие, и скотоводство в горах, а в кинотеатрах крутили агитационный фильм под названием «Они спустились с гор». В ходе этой насильственной акции большинство тушинских сел опустело, дома оказались заброшены. В 1970ые годы правительство все же опомнилось, увидев, что разрушение древней традиции чревато страшными последствиями: стада овец уничтожали плодородные земли долины. И тогда тушин стали призывать вернуться домой, в горы. В ход был пущен другой агитационный фильм – «Горцы возвращаются в горы».

В Омало провели электричество и начали строить там школу-интернат. Говорят, в Тушетии планировали разместить крупную военную базу. Но не успели: СССР развалился.

Соседи.

В Грузии к тушинам относятся очень хорошо. Пожалуй, лучший показатель симпатии – это отношение к народу его непосредственных соседей.

Соседи-кахетинцы, с которыми нам удалось побеседовать на эту тему, признались в том, что своих земляков они уважают – за трудолюбие и дружелюбие, а также за физическую и духовную силу и выносливость. И эти качества тушинских горцев, как позже легко понять самому, действительно заслуживают восхищения! Чего стоит, например, одна только невероятная любовь к родине, за которую тушин легко пожертвует жизнью.

Дорога.

По дороге к перевалу

Фильмов про дорогу через перевал Абано (2900м) заранее смотреть не стоит. Нечего пугаться заранее! Коль уж решили увидеть рай своими глазами, идите к нему целеустремленно, бесстрашно и без оглядки. И Бог обязательно наградит вас за это!

От тушинской деревни Алвани в Кахетии до Омало, центрального поселка Тушетии, – всего 84 километра. Но эта дорога займет ни много, ни мало, а целых пять часов. Ее построили лишь в конце 1970ых годов. До этого тушины поднимались в горы по другим тропинкам. Дорога на Абано существовала лишь со стороны Омало. Дело в том, что «абано» — это бани, горячие источники, куда тушины ездили, чтобы искупаться и подправить здоровье.

Перед началом подъема может случиться, что вам придется запастись терпением, потому что водителю обычно нужно затовариться, как следует: хлебом, вином, сладостями, а также ящиками с овощами и фруктами. Магазинов в Тушетии нет.

Дорога вверх крута, узка и извилиста, повороты — резкие, места часто хватает лишь для одного автомобиля. Чтобы двум машинам разминуться, водитель нередко должен дать задний ход. Не каждое транспортное средство в этих местах справится со своей задачей. Часто перегреваются, например, тормоза. И тогда становится по-настоящему опасно.

Чем выше подъем, тем меньше растительности встречается на пути, зато все чаще вам попадаются на глаза памятники людям, погибшим по дороге. Несчастные случаи до сих пор здесь слишком часты. Причины тому разные: неправильный транспорт, неопытность или невнимательность водителя, а также всевозможные форсмажорные обстоятельства: например, камнепад, лавина, непогода.

Не зря один из важных тостов на тушинском застолье поднимается за людей, так и не дошедших до своей цели. И такие найдутся, наверно, в каждой семье. Дорогу через Абано в Тушетии называют «затратной». Жертв действительно много, нередко они случаются из-за, на наш взгляд, безалаберного поведения пассажиров или водителя.

«Ну как можно было довериться неопытному молодому парню, первый раз севшему за руль грузовика?» — спросите вы в недоумении. Подобный вопрос тушинам лучше не задавать. Но мы однажды рискнули. И вот какой получили на это ответ: «Для нас родные края – это все! Когда сердце снова зовет нас туда и подворачивается шанс, чтобы поехать, никому и в голову не взбредет спросить о том, кто водитель, какой у него опыт и какая машина. Понимаете, МЫ ПРОСТО ОЧЕНЬ ХОТИМ ДОМОЙ! МЫ ВСЕГДА ТУДА ХОТИМ!»

Нам, рациональным, а также изнеженным жителям равнин, подобное поведение понять сложно. Уму это не постижимо. Но как только включаешь сердце – все становится ясно.

Для тушин дорога домой – кармический путь сердца. И этим все сказано.

Природа, климат и ландшафты.

По дороге через перевал машины останавливаются на каждом шагу: начинающие поклонники рая не в состоянии проехать мимо, не запечатлев монументальных ландшафтов, меняющихся каждые несколько минут. Где на свете, если не здесь, присутствие высших сил ощущается кругом, куда ни глянь?

Воздух чист, прозрачен, свеж и сильно разряжен. Но голова кружится не от него. Дыхание захватывает от соприкосновения с высшими силами. И наверное, именно это – и есть наркотик, не позволяющий быстро забыть эти места.

Спуск вниз после перевала открывает дверцу в мир первозданной, нетронутой природы. Вся Тушетия – Национальный парк. Охота и рыбалка, а также вырубка леса здесь запрещены. И это — большое счастье!

На альпийских лугах и горных склонах Тушетии есть возможность узреть мир с другого ракурса. У травы и цветов здесь насыщенный цвет, интенсивный и необычно яркий. Вкус даже самых простых продуктов — хлеба, молока и сыра — кажется неповторимым. Чувства тут обостряются.

В Тушетии все устремления человека сводятся к самым элементарным: дышать, смотреть, слушать, впитывать и вбирать в себя всю красоту, могущество и величие этого мира, наполняться любовью.

 Туризм и традиции.

В наши дни Тушетия живет в основном за счет летнего туризма. Чуть ли не каждый тушин – хозяин гестхауза, гид или водитель. Нетрудно представить себе, как живут матери и жены тех, кто занимается развозом туристов.

Натэла из Дартло, чьи сыновья до недавнего времени работали водителями, а потом все же сменили профессию, вздохнула с облегчением, сказав: «Слава богу, сейчас у них другая работа! И теперь я могу спать спокойно. Раньше все время жила в тревоге за жизнь своих ребят, не спала по ночам, ждала от них звонка, мучилась!»

Дороги и условия здесь иные. И потому нужно быть готовым к тому, что передвижения внутри Тушетии обойдутся вам недешево. Даже за небольшие расстояния между деревнями четырех ущелий приходится выкладывать порядочные деньги. Но, с другой стороны, надо понимать: период летнего заработка у местных жителей короткий, да и бензозаправок в этих краях нет. Потому здесь лучше делать ставку на собственные ноги как на лучшее средство передвижения и на свой рюкзак как на лучший магазин. Кстати, передвигаясь пешим ходом, увидеть и узнать получится гораздо больше.

Туризм для тушин – это как источник дохода, так и бич. Сами жители гор говорят о том, что турбизнес вредит традиционному гостеприимству горцев и даже грозит когда-нибудь, не приведи, Господь, вырубить на корню чудесную традицию. Нередко от тушин можно услышать жалобы на медленное, но неизбежное изменение нравов земляков.

«Еще совсем недавно не было такого, чтобы гость покидал наш дом ненакормленным и необласканным. А теперь гость платит за каждую мелочь! – сокрушалась однам моя добрая знакомая Хатуна. — Но что тут поделаешь? Мир меняется, и границы между странами и традициями исчезают. Например, когда я гостила в Греции, разве кто-нибудь просто так пригласил меня хоть раз к себе в дом на кофе?» Хатуна посоветовала места, где можно до сих пор насладиться исконной, «неиспорченной» Тушетией: надо ехать в села, не доступные для автотранспорта. Только там сохранились по-настоящему щедрые и гостеприимные тушины. Хатуна родом из одного такого заброшенного села в Гомецарском ущелье, куда люди поднимаются лишь на короткий летний отдых.

Тушинскому пастушескому характеру, в отличие, скажем, от сванского или хевсурского, испокон веков была свойственна открытость и щедрость по отношению к гостям, а также умение быстро подстроиться под новые реалии. Теперь же сами тушины жалуются на то, что эта гибкость их характера подталкивает многих из них в погоню за длинным рублем. Те, кто не нашел себя в туризме, уезжает работать за границу. Грустно, что в Грузии работы мало, особенно для мужчин, а за границей она есть, да и платят там гораздо больше.

В Гомецарском ущелье мы встретили одного доброго славного дедушку, 86-летнего Гурама. Надо было слышать, с какой горечью и болью он рассказывал нам о своей единственной дочери, которая уехала работать в Европу, чтобы ухаживать там за больными стариками! «Ну, скажите мне, Христа ради, в Италии 900 евро – это и вправду хорошая зарплата?» — не унимаясь, причитал старик.

Планы, информация, локальный патриотизм.

Жить в Грузии и строить при этом планы — дело неблагодарное, потому что построишь планы и, не дай Бог, расскажешь о них кому-нибудь — Бог обязательно посмеется над тобой и над твоими задумками! Мы полагаем – Бог располагает.

В Грузии стоит учиться жить спонтанно, планировать все лишь в виде легких карандашных набросков максимум на день-два вперед и мысленно просить на это благословения у Вселенной. Применительно к Тушетии это даже не совет и не правило, а ЗАКОН!

Все, что мы не планировали, включая саму дорогу через перевал, постоянно приходилось перекраивать и подвергать корректировкам. Все, что мы ни планировали, включая саму дорогу через перевал, постоянно приходилось перекраивать и подвергать корректировкам. Ну как тут не поверить в присутствие высших сил, когда речь заходит о великом поднебесном крае?

Несмотря на то, что связь через Интернет и мобильный телефон в Тушетии неплохая, получить какую-либо достоверную информацию о событиях, происходящих в соседних селах, — что-то из ряда вон выходящее! Жители ущелий, даже если они связаны друг с другом родственными узами, информацией о происходящих друг у друга событиях владеют редко.

Мы жили в гестхаузе Пирикитского ущелья и в один день судорожно пытались попасть на народный праздник, происходивший, по нашим сведениям, в одном из селений Гомецарского ущелья. Однако точных данных о том, в какой деревне этот праздник проходит, получить нам не удалось! Пришлось ехать наобум и самим искать, где праздник.

В Тушетии нужно быть готовым к тому, что ПРИКЛЮЧЕНИЯ будут ждать  ВАС НА КАЖДОМ ШАГУ.

Кроме того, нас умилил локальный патриотизм каждого села за свой родной клочок земли. В один и тот же день, правда, в разных ущельях люди рекомендовали нам насобирать чабреца именно в их селе, потому что, по их словам, чай именно из этого чабреца – самый вкусный, а в других селах — ерунда!

Женщины.

Девушки и женщины, даже пожилые, здесь сказочно красивы. Общаясь с ними, невольно представляешь себе героинь Руставели: благородные черты лица, стройный стан — они одновременно нежные, но также и сильные, и гордые создания.

Для этого есть свои причины.

Женщины в Тушетии при необходимости были не только женами, матерями и сестрами, но также и воинственными защитницами. Именно женщины вдохновляли мужчин на подвиги, ведь в мужья они выбирали себе только смелых и мужественных. Это — самые важные качества для горца, ведь кругом враги: за горой – Дагестан и Чечня.

Почти в каждом селе есть множество передающихся из уст в уста легенд о народных героинях, которые убивали себя вместе со всей родней, чтобы только не сдаться в руки врага. Попасть в плен в Тушетии даже для женщин считалось огромным позором.

Когда их мужья, отцы и братья пасли в горах овец, женщины не только растили и воспитывали детей, но и выполняли всю мужскую работу по дому, а также делали сыр из коровьего молока, пряли, ткали ковры, вязали одежду. Беременные работали до самых родов. Беременность среди горцев не считалась причиной увиливания от труда. Бывало, что женщина сеяла или жала в поле и с ней случались схватки. Тогда она уходила поодаль, сама рожала дитя без чьей-то помощи, заворачивала его в тряпки, а после удалялась в специальную избушку для рожениц, где разводила огонь и вместе с новорожденным жила сорок дней. Все это время женщина считалась нечистой, и потому находиться вместе с семьей роженице не позволялось.

82-летний Георгий Цоцанидзе, ученый-этнограф родом из Тушетии, так повествует о своем рождении прямо на перевале Абано.

«Я родился по дороге из Тушетии в Кахетию, 4 октября 1936 года, на второй день праздника Алавердоба, когда моя семья спускалась в долину. Стояла ужасная погода, холодная и ветреная. Акушерок у нас не было. Но все тушинские женщины знали это дело. Наша соседка Сара была старше моей мамы, и она приняла у мамы роды. Потом Сара завернула меня в войлочное полотно, которое дали ей пастухи, взвалила меня себе на спину, и так мы пошли дальше. А моя мама вела других детей».

Я спросила у своей знакомой Хатуны, почему тушинские жинщины такие стройные. В принципе, это нелогично, если учесть, что их исторический рацион складывался из высококалорийных продуктов: сыра, масла, лепешек, жареного в топленом масле творога, мяса, картофеля. Мне в ответ Хатуна рассмеялась: «Это генетика, милая моя! От нее не убежишь! Когда нам было рассиживаться за едой? Мы все время были в движении, к тому же – на свежем воздухе».

У них до сих пор так. Женщины крутятся, как могут. Мы сами убедились в этом. Например, та же Хатуна – наглядный тому пример: она, мать двоих детей, она преподает физкультуру в школе, держит в Алвани образцовый гестхауз (https://www.tripadvisor.com/Hotel_Review-g12693506-d17629003-Reviews-Guest_house_Sweet_Alvani-Zemo_Alvani_Kakheti_Region.html) и продовольственный магазин, а также посещает всевозможные тренинги повышения квалификации.

ЧАБАНЫ.

Чабаны из села Дартло

В традиционном пастушьем обществе в наше время овцеводство — уже далеко не главный источник дохода тушин. Однако эта профессия до сих пор пользуется большим уважением среди местного населения. Всем известно, до чего непрост труд чабана.

К пастухам подойти непросто, потому что стада с овцами всегда охраняют злющие кавказские овчарки. Если пастух вовремя не увидит незваного гостя, собаки вмиг разорвут его в клочья. Потому перед поездкой мы оснастились специальным лазерным приборчиком, отпугивающим пастушьих собак.

Но на этот раз нам крупно повезло. Один из чабанов вовремя увидел нас, отозвал овчарок и радушно пригласил нас в гости.  Неожиданным для нас образом, пастух по имени Ислам говорил на безупречном русском языке.

У чеченца Ислама — грузинский паспорт.

Оказалось, что наш собеседник – чеченец, тридцати шести лет от роду, родом из Грозного, но живет в Грузии девятнадцать лет, говорит, что на родине «для него места нет» и что он «не готов подчиняться кадыровцам».

Ислам беседовал с нами охотно, поведал о том, как Грузия стала ему вторым домом, а грузины – «родными братьями». Сюда он переехал вместе с дядей и двумя двоюродными братьями, которые работают пастухами вместе с ним. В Чечне после отъезда он ни разу не бывал, да «и не тянет» его туда особо. С одной стороны, природа Тушетии очень похожа на Чечню, а, с другой , встречи с семьей из Грозного Ислам, как оказалось, регулярно проводит на нейтральной территории, в отеле аэропорта города Минск.

Работа у чабана – адский труд, не покладая рук, от зари и до зари. Два раза в день — дойка овец, и это уже чего стоит, потому что овца – это вам не корова, и доить ее непросто. Кроме того, спать по ночам выходит не всегда: волки не дремлют. После дойки Ислам сам делает сыр, чтобы весь сезон «ухаживать за ним, как за малым ребенком». Однако работы он не боится, тем более что оплачивается она – по грузинским меркам – неплохо: 1400 лари в месяц. «А отдыхать мы будем потом, там мы все отдохнем, — наставительно заметил Ислам, указывая пальцем на небо. – А сейчас нужно зарабатывать на хорошую жизнь там».

В нашем присутствии шесть человек занималось стрижкой овец. Нам каждый раз казалось, что кто-то из них вот-вот поранит беззащитное животное. Но выходило у них так искусно и ловко, что мы диву давались. Ислам объяснил , в чем трюк: в сезон чабан должен постричь примерно тысячу голов, а за год – целые две тысячи!

За работой пастухи то и дело жаловались на то, что в Грузии «ничего не происходит», а также шутили про политику, мечтали о красивых женщинах и обсуждали российского президента. «Чем он плох, а, ну, скажите? Мал да удал! Пиглица такая, казалось бы, а сильный вон какой!» — задорно выводил пожилой пастух Адами из Дартло. Правда, мы так и не поняли, имел он это ввиду как шутку или все же всерьез. Немного странно, конечно, особенно если учесть, с какой ненавистью Ислам недавно говорил про политический режим в России.

Под конец Ислам поведал нам про единственную проблему в жизни чабана: «В этой жизни нет ничего трудного! Только девушек цеплять трудно! Не попалось мне пока такой, чтобы сердце мое зацепила. Грузинки — непростые девушки, гордые, неприступные».

Жизнь, как известно, — весьма несправедливое явление природы! На одном трудолюбии не выедешь.

Религия и обряды.

Если в Грузию христианство заходило, начиная с IV века, то в Тушетию оно попало гораздо позже. Христианских проповедников в эти края не заносило. Православная вера распространялась здесь стихийно.

Многие языческие божества в Тушетии слились с православными святыми, так что отличить их порой непросто. Например, есть такое божество, как батони Мцвариэли – никто не знает, кто это такой или такая. Говорят, что это женщина и что, может, быть она — предшественница Св. Марии. Это божество, которое покровительствуют в Тушетии женщинам и коровам. Надо сказать, что все эти верования живы до сих пор.

У горцев есть два вида святых: те, которые стали ими при жизни, будучи до этого людьми, а также те, кто спустились с небес на землю. Религия тушинов, а также хевсур и пшавов – синкретическая. Это — синкретизм дохристианской веры с христианством, который произошел мирным путем. По своему верованию тушины – православные христиане, но в самом деле обряды, которые они исполняют, — нехристианские.

Да и церкви тут стали строить лишь после присоединения Грузии к России. До этого было людям здесь было не до церквей. Первоначальной задачей была у тушин оборона от врагов в домах-башнях.

Главнее церквей для тушин – святилища, которые строят здесь под открытым небом. «Положишь камень на камень, а сверху – еще один белый камень. Вот тебе и святилище, только его сначала нужно освятить», — объяснил мне один тушин, увлекающийся традициями и историей своего края. Говорят, что если в древние времена в этих местах и были большие культовые сооружения, то связаны они были с загробной жизнью.

Тушетии — культ предков. Во время застолья за ушедших поднимается минимум половина всех тостов. На летнем празднике в Илиурте мы сами удостоверились в этом.

Летний сезон в Тушетии, начиная с середины июля, – время праздников, называемых АНТИГЕНИ. В каждом селе один из дней месяца с середины июля считается днем того или иного креста.

Оказывается, что ничего общего с христианством эти праздники не имеют. По масштабу они сопоставимы, разве что с зимними новогодними празднествами. Во время этих праздников тушины ходят к культовым молитвенным крестам, которые есть в каждом селении, и молятся там. Жители каждой деревни имеют свой один или несколько молитвенных крестов и считают себя слугами этого креста. По представлениям тушин, крест не имеет определенного образа, это лишь сила, которая помогает своему слуге, может явиться к нему и в образе «огненного колеса», чем-то схожего с молнией. Про это колесо существует множество легенд.

За неделю до праздника АНТИГЕНИ мужчины варят пиво. Потом, в первый день праздника, режут в молельнях скот, совершая жертвоприношение, приглашают гостей, готовят много еды. Причем варить блюда из мяса – это всегда мужское занятие. В эти дни много поют и веселятся, устраивают игры, конкурсы, пляски и лошадиные скачки.

Готова биться об заклад, что большинство читателей даже в самых красочных фантазиях не смогут представить себе всего размаха и буйства летних пиршеств в тушинском высокогорье! Их надо просто пережить!

Преданность.

Преданность традициям, корням и истокам, а также преданность своему делу – вот, пожалуй, главная черта тушинского характера.

Земский врач Ираклий Хведагуридзе

Бочорна – самое высокогорное село не только в Грузии, но, говорят, и во всей Европе. Оно расположено на высоте 2345 м над уровнем моря. В этом селе мы познакомились с земским врачом, Ираклием Хведагуридзе. Он уже — в почтенном 79-летнем возрасте, но дать ему можно не больше шестидесяти пяти: он здоров, бодр, полон сил и энергии.

Ираклий – единственный в своей деревне, который остается здесь зимовать. В суровых зимних условиях он спас от смерти 34 человека. «Но как же Вы добираетесь до других сел, когда зима, холод и снег?» — удивленно спросили мы. – «Если снега немного, я скачу туда на лошади, если побольше – еду на лыжах, ну, а если совсем много, тогда иду, по пояс в снегу». Действительно случаи спасения людей, описанные Ираклием, звучали наподобие фантастики.

Мы спросили Ираклия о том, за что он так любит Тушетию. И тот ответил просто: «Это – моя родина, но не только! Конечно, я здесь родился и вырос, но ведь именно здесь я могу принести максимальную пользу, здесь я нужен, здесь я могу помогать людям и спасать им жизнь!»

Эпилог.

Больше писать не стоит. Остальное надо пережить на своем опыте, но при одном условии — с чувствами нараспашку.

Всего лишь одна поездка в Тушетию – и ваше мировоззрение переворачивается с ног на голову и наоборот. Мощная энергетическая встряска!

(К)рай под облаками! Сильный, мужественный, одухотворенный народ! Земля, где правит бал безграничная любовь!

Дартло – Алвани – Тбилиси, 4 августа 2019