Самцхе-Джавахетия: Шелковый путь, царица Тамар и Святая Нино

Июнь 02, 2020
Tatjana Montik

 Самцхе-Джавахетия – это регион, с которым тесно связана история Великого Шелкового пути. Для меня эти края на юго-западе Грузии имеют особенную ценность. Дело в том, что их мне «подарили» дорогие моему сердцу люди. Таким образом, Старый Кавказ стал моей любовью со второго взгляда.

До того судьбоносного визита в Аспиндзу я уже бывала в Джавахетии. Однажды мы даже провели целый месяц в Бакуриани. Летняя лесная свежесть этого горнолыжного курорта с его покатыми горными склонами, наша прогулка на старинном поезде «Кукушка», прохлада тенистого боржомского ущелья с его старинными виллами, полными диковинных историй из далекого и недавнего прошлого, а также ночевка в одном из моих первых грузинских гестхаузов рядом со входом в национальный парк Боржоми-Харагаули – все это было вполне воодушевляющим опытом. Разве смогу я забыть тот день, когда во время прогулки в национальном парке со мной произошло чудо: сказочными ландшафтами горного леса любовалась не только я сама, но через мои глаза — и мой покойный отец, для которого горы и лес были любимейшими местами на земле.

Однако те первые впечатления были лишь первыми робкими шажками, субъективными наблюдениями пока еще туристки, далекими как от правды будней, так и от величия и магии грузинской истории.

Когда с каким-то регионом нас знакомят люди, которые знают все его самые сокровенные уголки, для восприятия, понимания и любви в нас открывается сразу несколько каналов.

Так случилось и со мной, когда друзья пригласили меня в Аспиндзу, где расположена база для тренировок национальной сборной Грузии по регби. Наш друг Ираклий был одним из основателей этого спортивного центра, а его жена Элисо руководит при ней интеграционным центром для представителей национальных меньшинств и детей с ограниченными возможностями (об этом уникальном интеграционном проекте у меня есть отдельная история).

В ту нашу с друзьями совместную поездку Джавахетия окончательно и бесповоротно покорила мое сердце. Дело было в солнечном, но еще не жарком мае-месяце. Когда мы миновали Боржомское ущелье, природа вдруг полностью преобразилась. Узкий каньон и покрытые густым лесом горные склоны вдруг сменились просторными альпийскими лугами, на холмах которых тут и там возвышались руины крепостей. Где-то вдалеке напоминали о себе более могучие вершины. (Не зря говорят, что в Грузии вряд ли сыщутся места, откуда бы не были видны горы. Не это ли дает возможность сохранять присутствие духа и оптимизм даже в нелегкие годины? Когда где-то рядом видны высоты, разве мы непроизвольно не становимся сильнее и выносливее?).

Живописная узкая дорога, с двух сторон обрамленная старинными деревьям, вилась нескончаемой узкой ленточкой. По ее обочине вплоть до Ахалцихе нам попадались небольшие, утопавшие в садах деревушки, прижимавшиеся к самой дороге.

Ираклий – мастер прокладывать долгий путь до Аспиндзы за рекордное время. 237 км мы одолели всего за три часа. Наш водитель знает каждый километр пути, как свои пять пальцев. Он, пожалуй, смог бы проехать его даже вслепую. По дороге Ираклий без устали рассказывает нам про местные особенности, вводит в курс исторических событий, происходивших на этой земле.

Сочно-зеленые весенние ландшафты Джавахетии вызывают во мне непреодолимое желание вернуться в детство, чтобы устроить себе там небольшое баловство. Мне чудится, что, если кубарем скатиться вниз с этих бархатных горок, это станет необычайным удовольствием, вызывающим детский восторг и ликование. Хотя надо признать, что от одного вида этих красот восторг и ликование и так уже переполняют моё сердце.

От Ахалцихе автотрасса проходит мимо скал вдоль реки Мтквари (Куры), выделывая замысловатые зигзаги и тем самым еще больше раззадоривая любопытство путника. Немного не доехав до места назначения, мы остановились на ужин в одном уютном придорожном ресторане. Присев там на одно из почетных мест для завсегдатаев, мы ахнули: отсюда открывался по-настоящему тосканский вид: сочные изумрудные холмы, плавно перекатывающиеся друг в друга, с группами растущих на них тополей.

Теперь только надо представить себе весь этот пейзаж на фоне высоких гор со множеством таящихся в них пещер.  Макушки некоторых вершин, тех, что подальше от дороги, до сих пор покрыты снегом в то время, как другие массивы кажутся спиленными по горизонтали. Наверно, думается мне, там, наверху, существует еще один, совершенно обособленный, недоступный и притягательный мир, достойный изучения. Спрашиваю об этом у Ираклия. И он отвечает, что там высоко наверху действительно– множество раздольных альпийских лугов и кое-где на самом деле есть даже проселочные дороги.

Мы проехали маленький городок Рустави. Согласно одному из многочисленных преданий, величайший поэт Грузии Шота Руставели был родом отсюда. Правда, про знаменитого грузинского стихотворца, как и про его английского коллегу по перу Вильяма Шекспира, сложено немало преданий. Однако, фактически о Руставели известно слишком мало. Зато не для кого не секрет, что в гениальных стихах Руставели – высочайшая концентрация красоты, мудрости и космической философии.

С путеводной звездой поэта, великой царицей Тамар, в этих краях связано много мест. На время правления этой выдающейся женщины, «царя в юбке», выпал Золотой век грузинской истории, а Самцхе-Джавахетия была одним из важнейших регионов страны, где эта история писалась. При этой правительнице Грузия достигла своих наибольших размеров, здесь царили мир и процветание. В церкви Успения Пресвятой Богородицы пещерного монастыря Вардзия можно полюбоваться одним из немногих изображений Тамар на фреске, которая была сделана еще при жизни правительницы.

Пещерный монастырский комплекс Вардзия — выдающийся памятник средневекового зодчества. Он состоит из восьми этажей и простирается на расстояние почти одного километра. 600 помещений уходят на 50 м в глубь скалы.

Аспиндза

В переводе с персидского Аспиндза означает «пристанище для путешественников по большой дороге». Не знаю, как обстояло дело раньше, но сегодня это местечко вполне оправдывает свое название: жизнь здесь течет неспешно, по старинке, и все – и природа, и воздух, и замечательный климат, и старинные термальные источники — располагает к расслаблению, обновлению и перезагрузке.

Очертания Аспиндзы особенно обворожительны, если смотреть на них с луга, на котором находится регбийная база. Она расположена на другом берегу Мтквари (Куры), прямо в ее пойме, с левой стороны окруженная горами. Отсюда городок кажется возвышающимся на холме гордым красавцем. Через речку ведет живописный мосток интересной конструкции.

За последние годы я регулярно навещала Аспиндзу и ее богатые сюрпризами окрестности. При этом я не перестаю восхищаться спокойной и нежной прелестью этих мест. Мое любимое занятие – утренние прогулки вдоль правого берега Куры, прижимающегося к горам. Река здесь строптивая и полноводная и имеет богатые флорой поймы и кое-где даже образует острова, поросшие деревьями и кустарниками. Любоваться рекой с одного из старинных мостов – медитативное занятие! Весной и ранним летом здешние луга накидывают на себя покрывало из лиловых цветов. И если отойти немного подальше, то вы увидите, будто бы трава здесь вовсе не зеленая, а фиолетовая – с желтым отливом.

В этом городишке – кто бы мог подумать! — есть сульфидные и сероводородные лечебные источники. Согласно легенде, Боги создали их специально для того, чтобы помочь людям избавиться от многих недугов, как, скажем, подагра, гинекологические заболевания, псориаз и артрит. Эти бани находятся в одном старинном павильоне рядом с регбийной базой. После регулярного посещения этого курорта тело омолаживается, да и дух тоже заметно обновляется. Неудивительно, что у этой лечебницы много завсегдатаев, которые приезжают сюда даже из-за границы. Как только я приезжаю в Аспиндзу, мой первый визит — непременно к источникам!  

Как рассказал нам Ираклий в тот самый первый наш приезд сюда, с Аспиндзой связан один примечательный момент в российско-грузинских отношениях. Вместо пересказа приведу отрывок из книги историка Дональда Рейфилда «Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет»:

«Начав открытую войну с Турцией, Екатерина II объявила Имеретии протекцию и военную поддержку. Она писала Вольтеру, что рада была открыть против оттоманов четвертый фронт, но Имеретия, по сравнению с Дунаем, Грецией и Крымом, являлась чисто символическим полем битвы. Царь Эреклэ тоже был готов воевать с турками, как только русские пообещают дать подкрепления. 21 мая 1769 года Соломон поехал в Тбилиси, чтобы обдумать совместную кампанию. Соломон хотел русским оружием сокрушить своих мятежных феодалов, забрать у турок черноморские прибрежные города и изгнать последнего турка из Западной Грузии; больше всего царь Эреклэ хотел вернуть Самцхе, подавить лезгин и расширить Юго-Восточную Кахетию до кавказского предгорья. У России, однако, были совершенно другие цели: превратить Черное море из оттоманского озера в русское: на повестке дня ни спасения, ни объединения, ни даже присоединения Грузии еще не было.

Из 20000 русских солдат, о которых мечтали грузинские цари, в 1769 году пришли всего 400 с пушками и офицерами под командованием генерала Тотлебена и Антона Моуравова (обрусевшего грузина). Тотлебен, приговоренный к смерти за передачу военных тайн пруссакам, получил отсрочку казни благодаря Екатерине, которая высоко ценила пруссаков. Он был высокомерным, коварным и некомпетентным генералом и относился к опытным грузинским царям как к диким аборигенам. Войско Тотлебена встретили офицеры Эреклэ на Крестовом перевале и солдаты Соломона – на имеретинской границе. В октябре русско-имеретинско-картлийская армия осадила турок в пограничном замке Шорапани. Но через четыре дня Тотлебен отступил под предлогом отсутствия амуниции. В марте 1770 года он вернулся, привезя еще 800 солдат и три пушки. К союзникам присоединился Дадиани, но Тотлебен решил двинуться не в Имеретию, а вверх по Куре, чтобы напасть на Ацкури на границе Самцхе. Он пренебрег советами Эреклэ, который хотел пойти в наступление на Ахалцихе и застать пашу врасплох. Тотлебен таким образом дал паше достаточно времени, чтобы укрепить Ацкури. Эреклэ без русской помощи одержал блестящую победу рядом с Ацкури, при Аспиндзе, загнав сокрушенную оттоманскую армию во вздувшуюся Куру, где турецкие солдаты утонули. Тотлебен опять отступил именно тогда, когда турки привели подкрепление из дагестанских наемников. Тотлебен и не думал об атаке: замыслив свержение Эреклэ, он заставлял местных феодалов клясться в верности российской императрице».

Крепость Тмогви

Регион Самцхе-Джавахетия с его многочисленными крепостями некогда был частью Великого Шелкового пути. На сегодняшний день от многих из стоявших на этом пути крепостей остались лишь руины. Но даже эти развалины не могут не пленять путешественника сегодня. Одна из, на мой взгляд, самых примечательных, крепостей – это Тмогви. Когда я увидела ее издали впервые, проезжая по дороге от Аспиндзы в Вардзию, главную жемчужину Джавахетии, идея посетить Тмогви и осмотреть ее изнутри прочно засела у меня в голове. (Надо признаться, не в последнюю очередь в моей одержимости сыграла роль легенда об этой крепости, которую обязательно стоит прочесть перед тем, как приезжать сюда). Величественный вид этой цитадели, возвышающейся высоко над рекой, даже в сегодняшнем разрушенном виде, представляет собой раздолье для фантазий любого посетителя. Однако меня предупредили: лазить по руинам сложно, потому что во время одного из землетрясений часть горы, на которой стояла крепость, обвалилась и это некогда могущественное сооружение было сильно повреждено. Мне сказали, что там много крутых и других неукрепленных мест, а также что эту местность «уважают» змеи. Однако ничто из этих предостережений не могли избавить меня от гнетущего желания увидеть эту могучую твердыню воочию и вблизи.

При первой же возможности мы двинулись в сторону крепости. Для этого нужно было снова пересечь Мтквари по одному узкому мостику не для слабонервных, а затем подняться наверх по почти что несуществующей дороге, ведущей к узкому горному серпантину. Где-то на полпути к крепости мы оставили машину, потому то гравийка становилась, на наш взгляд, слишком опасной для автотранспорта. Через полчаса мы подошли ближе к крепости.

Даже с этой стороны, более высокой и менее живописной, вид на крепость в буквальном смысле головокружительный. От восторга захватывало дыхание, и почему-то очень хотелось присесть: в тот день буйствовал сильный шквалистый ветер грозивший каждую минуту выбить у нас почву из-под ног.  От разрушенной башни к цитадели ведет достаточно узкая тропинка, с двух сторон которой – обрыв. Мы приехали сюда с маленькими детьми, и пройтись по узкому перешейку в сторону Тмогви в условиях шквала не решились.

Наверное, каждый из нас пережил подобное на собственном опыте: жуткое, щемящее чувство незавершенности в последующем толкает нас на великие дела и открытия. Так оно и случилось! Ровно через год мы с Ираклием и еще несколькими друзьями повторили попытку «покорить» Тмогви, которая на этот раз увенчалась успехом!

Мечты действительно сбываются, но им не нравится, когда на пути к цели мы теряем фокус и растрачиваем себя на мелочи. Да здравствует триумф сбывшейся мечты!

Карабкаться на крепость было и действительно непросто, но особо опасным тот подъем мне не показался. Зато чего стоили космические виды, простирающиеся в бесконечную даль вдоль течения широкой бурной реки, которая сверху струилась тоненькой ленточкой! Говорят, в Тмогви — не одна, а несколько церквей, и есть даже также потайной подземный ход. Некоторые из строений увидеть не удалось по причине того, что находятся они в обрывистых местах, намного ниже верхней точки крепости, на которую мы поднялись. Мы долго гуляли по руинам цитадели. Весь тот день нас не покидало состояние легкого опьянения.

Легенда о Тмогви

Село Тмогви в старину широко известным городом было, Его правитель, говорят, жил в неприступной Тмогвской крепости* вместе со своей красавицей женой и всей семьей. Однажды крепость была осаждена войском кизилбашей**. Семь лет не снимали они осаду, но крепость оставалась столь же неприступной, а крепостной гарнизон в насмешку не раз выливал на головы врагов свежевзбитую пахту в знак того, что осажденные ни в чем не терпят недостатка.

* (Тмогвская крепость — большая крепость в Южной Грузин, охранявшая ущелье Куры. В XI в. была разрушена землетрясением, но затем восстановлена. Сохраняла свое стратегическое значение до XVI в.) ** (Кизилбаши — (букв, «красноголовые») — тюркское прозвище персов.)

Однажды глава татарского войска приметил на крепостном валу красавицу жену правителя. Паша подослал к ней тайного посредника: «Твоя гибель неотвратима, подумай о спасении, помоги мне овладеть крепостью, и я тебя сделаю своей женою».

В самом непродолжительном времени женщина, которой давно надоело сидеть взаперти, велела передать ему: «В такое-то время я раздобуду ключи и открою вам ворота крепости. Войди со своим войском и увези меня». В назначенное время паша бросил все войско на приступ. Ворота крепости оказались открытыми. Взяв твердыню, паша перебил караульных и уничтожил весь гарнизон. Правитель крепости самоотверженно сопротивлялся врагу до самого конца. Увидев, что враг побеждает, он верхом на коне бросился с крепостного вала в пропасть. Женщина, укрывшись в одной из комнат, с нетерпением ждала появления паши. Паша велел своим приближенным привести вдову правителя, созвал свою свиту и все войско и сказал им:

— Дайте мне откровенный ответ. Не сносить головы тому, кто покривит душою. Превосходил ли меня доблестью и красотою муж этой женщины?

Все вынуждены были единодушно подтвердить правду.

— И красотою, и доблестью превосходил тебя правитель Тмогви, — сказали ему все. — Равнялся он пяти таким, как ты. Ни в чем тебе не превзойти его.

— Ваша правда, — сказал паша. — Куда мне было до него? И вот такому доблестному мужу она изменила, не пощадив все его войско. Чего же я могу ждать от нее? А ты что скажешь на это? — обратился он к женщине.

Что же остается мне сказать? Изменила я мужу, народу и родине, так убей же меня поскорее, — ответила женщина.

Взмахнул паша саблей и снес ей голову. С тех пор крепость у села Тмогви зовется Дамкали, что значит по-грузински «Убей меня».

(Зап. Г. Гоголадзе в 1936 г. в с. Баралети (Южная Грузия); сказитель Б. Гоголадзе. Опубл.: Нар. мудр. III, стр. 270.)

Источник: «Грузинские народные предания и легенды» — Москва: Наука, 1973 — с.367

Село и крепость Саро

Самцхе-Джавахетия для меня – одна большая интрига. Тут на каждом шагу – клад из скрытых для глаза сокровищ. Искать и находить их доставляет тем большее удовольствие, чем меньше эти места изучены широкой публикой. «Край для посвященных» — именно таким местом является для меня Джавахетия!

Здесь – множество строений неизвестного происхождения, как, например, циклопические крепости Саро и Абули.

Когда Ираклий впервые привез меня в деревню Саро, съехав с трассы Аспиндза – Вардзия, и мы поднялись на одно из так влекущих меня высокогорных плато, мне показалось, будто бы мы очутились в глухом селении раннехристианской эпохи: приземистые дома-полуземлянки, сложенные из огромных, поросших мхом валунов, романтическая древняя церковь, а также разбросанные повсюду останки некогда величественного строения крепости загадочного происхождения.

Вам когда-нибудь в жизни удавалось ощущать вибрации исконных энергий человечества? Если нет, значит, вам непременно нужно наведаться в Саро! Останки древней крепости скрывают в себе силу и мудрость прошедших эпох, и к ним так просто прикоснуться! Кому хоть раз удавалось побывать в подобных местах, не могут не согласиться со мной.

Здесь не существует времени, словно какие-то неведомые маги законсервировали его на веки вечные. Повсюду царят тишина, спокойствие, умиротворение. Из крепости можно легко обозреть далекие и близкие горные массивы этого края.

Ванис квабеби

Джавахетия богата пещерными монастырями, известными и малознакомыми. Вардзию, этот уникальный культурно-исторический памятник средневековой Грузии, знают многие, зато про Ванис квабеби, что на подъезде к ней, пожалуй, мало кто слышал.

Как-то раз мы приехали в этот монастырь в пасхальные праздники, оставили машину внизу, чтобы пешком подняться по крутому склону к подножию монастыря, вытесанного в скалах. Для этой прогулки, конечно, привыкшие к походам ноги не помешают.

Но все труды окупаются сполна, как только вы добираетесь до цели. Кроме нескольких монахов и их питомцев, кроликов, мирно «пасущихся» на лужайке, вокруг – ни единой души. Тишину нарушает лишь задорный щебет птиц и легкое дуновение свежего весеннего ветра. Вид из монастыря открывается такой, что мастер панорамных съемок Бертолучи, если бы знал, позавидовал бы. Мест, подобных Ванис квабеби, медитативно-благостных и уединенных, на земле не так много. Тут хочется забыть про время, остаться надолго, чтобы просто быть и ощущать. 

Вино и хинкали с гусятиной  

Джавахетия – это не только памятники древних времен, но также и необычная кухня, в которой присутствуют продукты, мало употребляемые в других регионах Грузии. В местной кухне используется большое разнообразие дикорастущих даров природы, как, например, дикая спаржа. На плодородных землях Джавахетии процветают фруктовые деревья: слива, шелковица, груша, кизил, причем некоторые из них растут прямо в дикой природе. Из этих плодов делают изысканную и ароматную фруктовую водку. 

Поскольку Джавахетия – колыбель грузинской государственности, а Грузия – винная колыбель человечества, именно в этих краях некогда произрастало значительное число эндемических сортов винограда. Об этом до сих пор свидетельствуют выложенные из речного камня террасы, этажами возвышающиеся над рекой на всем протяжении дороги из Ахалцихе в Аспиндзу. Однако виноделие тут было похоронено на несколько веков, когда во времена турецких, монгольских и персидских нашествий мусульмане уничтожили виноградники. Только после развала СССР и российского эмбарго здешние виноградники стали понемногу возрождать. И теперь некоторым энтузиастам удается восстановить даже древние сорта винограда, некогда канувшие в Лету.

Однажды по дороге в Аспиндзу Ираклий отвез нас в одну маленькую высокогорную деревушку в гости к своих друзьям. Там жена его друга провела для нас мастер-класс по приготовлению одного местного деликатеса: тушеных хинкали с вяленой гусятиной! Гусиную ветчину готовят с осени, и всю зиму она вялится на свежем воздухе до самой весны.

Нам пришлось немало попотеть, прежде чем мы научились лепить крошечные хинкалюшки, свернутые конвертиком и больше напоминающие равиоли, в каждый из которых мы запаковывали кусочек ветчины. После этого достаточно кропотливого процесса мы бросили хинкали в большую кастрюлю с небольшим количеством воды и топленного масла, где они томились до готовности.

Кулинарные изыски разных регионов Грузии легко могут посоревноваться с деликатесами Италии.

На пути Святой Нино

Через Самцхе-Джавахетию проходил путь в Грузию Святой Нино. Перед тем, как эта Равноапостольная святая прибыла в Мцхету, где жили языческие правители, царь Мириан и царица Нана, которых Нино вскоре обратила в христианство, она прошла мимо озера Паравани. Ежегодно 1 июня в Грузии отмечается праздник Нинооба, посвященный ПРИШЕСТВИЮ Святой Нино в Грузию.

Оказавшись в этих местах, невольно думаешь о том, как, наверно, наслаждалась Св. Нино, идя по пути во Мцхету. Дорога Ахалкалаки – Цалка – Тбилиси — это сплошное удовольствие, особенно если вы проделываете ее поздней весной или ранним летом, в пору цветения, потому что в это время года это одно из самых живописных мест вряд этого края. Высокогорное плато, на которое выезжаешь, поднявшись из Ахалкалаки на высоту 2002 м, подобно пестрому ковру, сотканному из полыхающих под солнцем узоров: алых маков, а также всевозможных альпийских цветов ярко-желтого и фиолетового цвета. Селения напоминают Саро: это – покрытые дерном землянки и полуземлянки, и только современная застройка здесь такая же, как и повсюду в стране.

Оказавшись в поселке Пока, где находится женский монастырь Св. Нино, сложно поверить, что все этот пейзаж — в Грузии. Суровый край напоминает северную Россию, неспроста же его называют грузинской Сибирью. Зимой температура в этих местах легко может опуститься ниже 20 градусов по Цельсию. Только деревья здесь уже не растут: для этого им слишком холодно и слишком высоко.

Посереди фантастического лунного ландшафт – необъятное, окаймленное изумрудной травой озеро, за которым торжественно возвышается гряда покрытых снегом гор. В озере «плавают» пушистые облака, отражающиеся на поверхности воды. Г

оворят, на дне этого самого большого в Грузии водоема не так давно был найден большой древний город. Остатки домашней утвари бронзовой и эллинистической эпохи хорошо сохранились благодаря воде. Тем не менее, ученые до сих пор не могут дать ответ, что могло стать причиной гибели древнего поселения. Однако, если включить фантазию, для которой в этих местах — раздолье, нетрудно представить себе этот сказочный город на фоне ошеломляющего чувства пейзажа…

На берегу озера – одиноко стоящая часовня на фоне неба, где облака соревнуются друг с другом в сооружении самых невероятных инсталляций. Все вокруг, кажется, способствует далекому и рискованному путешествию в глубь веков, а вместе с тем — и в потайные глубины самого себя. Вездесущее присутствие Божественного.

Эпилог. Это был лишь небольшой экскурс в благодатные места, которыми так богата Самцхе-Джавахетия. Про путешествия в Абастумани и Адыгени, которые также расположены в этом регионе, у меня есть отдельные истории.

Тбилиси, 30 июня 2020