Мои грузинские приколы.


Лично для меня Грузия — это не только завораживающие ландшафты, не только безумно вкусные еда и вино, не только милые, открытые и гостеприимные люди. Для меня Грузия — это всегда весело. Живу в этой стране уже шесть лет. И практически каждый день со мной случаются здесь какие-нибудь  смешные истории. Вот некоторые из них.

Хинкали на вынос.

Утром мне — звонок по телефону:

— Это хинкальная. Вы какие хинкали заказывали?

Я в недоумении. Какие хинкали? Когда заказывал и кто и у кого? Может, это дети мои смышленые разведали где-то телефончик хинкальной и тайком от меня заказали там свое любимое блюдо?

— Нет, — говорю, — не заказывали. – А у вас действительно хорошие хинкали? Если да – обязательно закажем!

И тут я  вспоминаю: это один мой друг знает, что я сейчас как раз над кулинарной темой работаю. Вот и решил пошутить. Получилось!

Галлюцинации на дороге.

После интенсивного и насыщенного событиями дня еду на машине домой. На одном из перекрестков на сфетофоре – известная в нашем районе попрошайка, здоровая наглая баба, кровь с молоком, со своей обычной, всегда тупой мольбой на лице, с протянутой рукой подходит к моему окну.

Я стараюсь не раздражаться, как обычно, и вовсе не смотреть на нее, избегая контакта глаз. В полуотключке, слушая музыку, жду зеленого сигнала сфетофора.

Попрошайка видит, что с меня взятки гладки, и спокойно уплывает к следующей машине. Но – что вы думаете? — на ее место заступает … новая попрошайка! Вижу это боковым зрением, стараясь избегать все того же контакта глаз, сидя все в той же усталой полуотключке. Но эта «коллега» той первой попрошайки, кажется, даже мужского пола, оказывается куда более наглым!

Он уже не стоит мирно, а стучит в мое окно и, нагло требуя свой куш, нетерпеливо трясет протянутой ко мне рукой!

«Надо все-таки посмотреть на этого типа, — решаю я. — Ведь такое наглое поведение в Грузии встречаешь нечасто! Ну разве что среди цыган».

Готовая к контакту глаз, я поворачиваю-таки голову в сторону не знакомого мне попрошайки и вижу – кого вы думаете? — одного своего приятеля, который, расплываясь в улыбке, смотрит на меня и сияет.

«Ну всё, у меня точно галлюники начались от усталости!» — решаю я, закрывая глаза, чтобы произвести проверку реальности. Но, открыв глаза, я вижу все его же! Трюк удался! Тонкий грузинский юмор!

Как меня встречали в аэропорту.

Лечу из Берлина в Тбилиси. Предварительно знаю, что в аэропорту меня встречать никто не будет. Дело в том, что все рейсы на Тбилиси – ночные. И мне не хотелось никого беспокоить. До дома собираюсь взять такси.

Забираю свой багаж с ленты и, еще не успев выйти через таможню в зал ожидания, вижу одного своего бегущего мне навстречу друга. Удивляюсь, как это он сумел пройти через таможню из зала ожидания. Но тут понимаю: с ним – священник в рясе и с большим крестом на шее!

«Все ясно, — думаю я, — это розыгрыш!» Это — очередная хохма моего гораздого на подобные выходки приятеля! Видно, его дружок переоделся в рясу священника, вот их и пропустили через таможню. (прим.: в Грузии отношение к служителям культа – особо трепетное).

Мы выходим из здания аэропорта и направляемся к парковке, где садимся в шикарный джип «священнослужителя». Понимая, что этот чувак – не священник, а приколист, я начинаю подшучивать: «Почему это в Грузии еще не ввели пока особые номера машин — для представителей церкви?» — «Хорошая идея!» — отвечает «священник».

Под музыку heavy metall, мы на бешенной скорости несемся по почти что пустой ночной трассе, описывая при этом кренделя  и зигзаги. Это «служитель культа» зажигает! Его поведение подзадоривает меня на разные остроты и приколы. Мы хохочем всю дорогу.

Распрощавшись с нашим водителем, я спрашиваю у друга: «Ведь твой приятель – не настоящий священник, правда? Он переоделся, да?» — «Почему не настоящий? Самый что ни на есть подлинный!» — отвечает друг.

Сцена в парикмахерской.

Сижу в парикмехерской и, чтобы не терять время зря, читаю книжку. Парикмахер Эдик, милый славный парень, интересуется, что это я там читаю. И в ответ я ему цитирую место, которое меня как раз впечатлило: ««Алчный погибнет от денег, властолюбивый – от власти, сластолюбивый – от сладострастия». Правда, тонко подмечено?» Эдик задумывается на минуту, потом спрашивает: «А парикмахер — он от чего погибнет?»

Муж любовницы.

Разговорились в городе с одним дяденькой, который, увидев, что дети интересуются футболом, порекомендовал нам одну хорошую секцию, сказав, в каком районе города она находится. Мы вежливо поблагодарили его и спросили, не может ли он дать нам более конкретных данных, например, номер телефона тренера.

«Тренер — это муж моей любовницы!» — чуть ли ни с городостью заявляет дяденька во всеуслышанье. Окружающие с любопытством оглядываются на него.

Я вот-вот разражусь в приступе смеха и, едва сдерживая себя, говорю: «Значит, нам нужен номер телефона мужа Вашей любовницы». — «Не проблема, я спрошу свою любовницу и дам вам его телефон», — отвечает дяденька.

Ай да Грузия!

Мы вернулись из отпуска. Утром я отвела Тео в садик. Возвращаюсь домой, проходя мимо стоянки такси возле нашего дома.. Там все время одни и те же таксисты тусуются. Они нас всех хорошо знают: как-никак мы иногда тоже к их услугам прибегаем. Потому отношения между нами теплые. По крайней мере, мы всегда здороваемся друг с другом или машем друг другу рукой на расстоянии.

Так вот, один из них, дедушка лет шестидесяти, вдруг подбегает ко мне и, в неожиданном порыве эмоций, обнимает и целует меня в обе щеки: «Солнышко мое, как долго тебя не видел! Дай тебя расцеловать, радость моя! Так приятно, что мы снова встретились!»

Передача в Берлин.

Полдня ношусь по городу, чтобы встретится с другом, который завтра летит в Германию, чтобы передать ему кое-что для родных в Берлине. Друг занят по уши, у него – масса встреч и дел, и он еле-еле находит время на встречу. Движение в городе – жуткое, парковку не найти. Мы битых два часа с ним не можем пересечься! Наконец, встречаемся, и я отдаю ему, что хотела. Договариваемся, что мои родные встретят его в аэропорту завтра утром.

И что вы думаете? Рано утром получаю от него смс: «Слушай, я не сегодня в Германию лечу, а завтра. Извини, перепутал».

Прелестная зависть.

Не была в своем любимом овощном магазине пару дней. Продавцы — а их там много — приветствуют меня с воодушевлением, переходящим чуть ли ни в восторг: «Гамарджоба, генацвале, рогор ра хар? Сад икави? Где была так долго?» Прежде чем начать покупки, обмениваюсь с ними набором уже ставших для меня стандартными любезностей про житье-бытье. Не оставляем в стороне, конечно, и политику, смеемся при этом без остановки. Какая-то дама средних лет смотрит на меня подозрительно и оценивающе. Потом спрашивает, показывая на меня, спрашивает одного из продавцов: «Откуда она?» — «Из Белоруссии». — «Да-а-а, — протяжно говорит дама многозначительно и даже обиженно. – А вот МЕНЯ вы так никогда не встречаете…». И мне сразу становится как-то неудобно…

Сцена у магазина.

У входа в супермаркет – милая старушка-божий-одуванчик, настоящая русская бабушка с добрым-предобрым лицом просит милостыню. У кассы – очередь. Во время ожидания я достаю из кошелька несколько монет, даю их Антону и прошу пойти и подарить их бабушке. Антон исправно исполняет поручение.

При выходе из магазина бабушка останавливает нас, благодарит, но почему-то смотрит на меня неодобрительно, с укором: «Деточка, не надо было этого делать, милая! Ты же сама еще студентка, у тебя, наверно, у самой-то денег нету!»

Кое-что про тбилисских таксистов.

Сажусь в такси, чтобы ехать из Ваке в Дигоми. Предварительно решаю выяснить стоимость поездки. Начинаю торговаться. Таксист: «Ара, генацвале, и не торгуйтесь: всё равно я в Дигоми не поеду сегодня». — «Почему это Вы не поедете вдруг?» — «Да у меня вдруг давление поднялось и голова разболелась»…

Но это еще не все, самое смешное — потом. Я ведь уже сижу в машине, думая, что мы сейчас поедем, а о цене уж договоримся по пути. Так вот, мой таксист говорит: «Не волнуйтесь, я найду для Вас другую машину». И подвозит меня к одному своему коллеге, стоящему неподалеку, объясняет ему, куда меня везти и сколько это будет стоить, и прибавляет, видимо, чтобы успокоить меня: «Он Вас отвезет, куда надо, не переживайте! У него и машина даже получше моей!»

Честный таксист.

Еду в такси на премьеру в театре им. Грибоедова.  Подъезжаем, хотим расплатиться. Такса – чисто символическая, три лари. Даю таксисту пять, но у него нет сдачи. К сожалению, рядом нет ни одного магазина, ни даже лавченки какой-нибудь, чтобы деньги разменять. — Ничего, — говорю я таксисту, — нестрашно. Пусть будет пять лари. — Нет, что Вы! – возмущается таксист. – Вы идите пока к главному входу, а я съезжу деньги разменять и вас потом найду. Мы отнекиваемся, говорим ему, что не надо столько хлопот, и идем к входу в театр.

И вот мы уже встретились с друзьями, стоим все вместе в фойе,  беседуем, как вдруг к нам подбегает тот самый таксист, в руке у него — сдача, два лари. Мы, в расстерянности от такой неожиданности, даже пикнуть не успели, чтобы отблагодарить честного таксиста. А он быстро скрылся из вида.

Но это еще не все. Через некоторое время вызвала такси, села. Таксист приветствует меня: — Добрый вечер, как дела? Как дети? — Спасибо, хорошо. А Вы откуда знаете про детей? — А Вы не помните, я часто Вас вожу, Вас и детей. Помните, детей я на день рождения возил, а Вас — в театр? — Конечно, помню! Спасибо Вам большое, это была такая приятная неожиданность! — Ну что Вы, это ведь в порядке вещей. Ведь поступки – лицо нашего города. Все должны так поступать.

Сцена на парковке.

Как-то раз мои любимые «товарищи», парковщики с озера, после моей очередной пробежки пригласили меня … выпить. Впервые увидела, что у некоторых грузин утро тоже может начинаться … с пива!

Парковщики, видимо, и вправду подумали, что я составлю им компанию, и это – после пробежки! Но нет, не составила! И с того времени, наверно, намекая на то, что в виде извинения я теперь обязательно должна проставить им пиво, один из них постоянно меня дразнит: «Сад арис луди?»(то бишь: «Где пиво?» — «Ар арис луди», — отвечаю (значит: «Нет пива!»)

И вот недавно после очередной пробежки подбегаю к своей машине, чтобы между делом отпить немного воды из моей спортивной фляжки. В это время мой «любимый парковщик» подбегает ко мне и спрашивает: «Лудиа?», то бишь: «Это пиво?» — «Ар арис луди! Цхалиа!» («Это не пиво, это вода») — «Ра хитрый гого хар!» (т.е. «Какой хитрый дэвушка!») – усмехается парковщик. Видимо, он мне не вирит.

Фантастический реализм по-грузински.

Полдень. Сижу дома за компьютером, работаю. Вдруг  слышу – шаги на моей крыше. Потом раздаются резкие удары молотка и грохот сверла! Кто-то прямо надо мной, на крыше, что-то сверлит! Кто это? Что он там делает? Понятия не имею! Факт то, что работать уже больше не могу. Выхожу на балкон, пытаюсь докричаться до нарушителя покоя. Тщетно. Звоню Мэри, председателю нашего жилого сообщества. И вот она спешит ко мне, вне себя от возмущения. Оказывается, ей сказали, что я дала свое согласие на установку на крыше, прямо над нашей квартирой, спутниковой антенны соседей с нижнего этажа! Рядом с Мэри – хозяин той злосчастной квартиры. С умоляющим, чуть ли ни раболепским видом, он смотрит на меня и клянется, что звонил мне в дверь, чтобы спросить разрешения, но не дозвонился! Вот и решил поставить антенну, оповестив меня об этом задним числом… Вечер. Сидим, ужинаем на террасе. Вдруг меня зовет председатель Мэри. Она – у соседей напротив, которые тоже возмущаются изо всех сил. Хозяин спутниковой тарелки — с ними. Теперь он просит меня провести кабель от своей тарелки прямо по нашему сточному желобу вниз. Гарантирует, что видно не будет. От удивления и возмущения даже не знаю, что сказать. И вот мы все вместе обсуждаем поведение соседа и то, что нам делать, если вдруг каждый в доме решит ставить на крыше свою тарелку без разрешения. «Умоляю вас, разрешите мне поставить эту тарелку, иначе я не смогу сдать эту квартиру дипломатам! — слезно просит нас сосед. – Если же тарелка испортится, я уверяю вас, ее никто больше не полезет чинить, правда!» — «Ваш выход – Silk TV!“ – предлагаем мы ему. – «Нет, в их пакете нет иранского телевидения! А тарелка на нашем балконе ничего не ловит. К тому же подумайте: теперь тарелку лучше все-таки оставить, ведь если мы ее снимем, у вас в крыше будет дырка. Разве это хорошо?» Ну что тут сказать? Просто нет слов…

Про Грузию и мальчиков. Почти по Фрейду.

Из лесных диалогов.  

Поднимаюсь в лес, по дороге встречаю одну пожилую женщину.

— Chinchari sad aris? — спрашивает она меня.

— Ar vici, — отвечаю. — Я крапиву не собираю.

— Ой, а Вы откуда будете? — спрашивает она меня.

— Из Белоруссии.

— И как Вам — нравится в Грузии?

— Конечно, очень нравится! — отвечаю.

— И мальчики такие красивые! — отмечает женщина.

— Да? Правда? Вы их знаете? — спрашиваю я.

— Конечно, знаю. У меня у самой мальчик. Знаю, как они ухаживать умеют.

— Ой, извините, я подумала, Вы про моих мальчиков, подумала, Вы их знаете! — говорю я обескураженно. — Просто их многие знают и часто делают им комплименты. Так что я уже к этому привыкла.

— Как? У Вас у самой мальчики, да? Такая молодая мама! Как здорово! Счастливо Вам!

— Bednierad!