Красота требует терпения, если Вы – в Грузии.

Май 11, 2019
Tatjana Montik
Без рубрики

Беглый взгляд в тбилисскую кухню красоты.

Когда я переехала жить в Тбилиси, моя подруга-грузинка, которая в то время жила в Нью-Йорке, рекомендовала мне своего тбилисского парикмахера. Тот мастер, Нино*, сказала мне подруга, – виртуоз своего дела и большая умница.

И вот я уже в пути к своему первому тбилисскому фигаро. Таксист спрашивает меня, куда ему ехать. А я, как назло, забыла номер дома, где находится салон, и описываю ему примерное месторасположение так, как его объясняла мне моя подруга.

Подъезжая к цели, таксист уточняет, как называется салон, и на что ему следует ориентироваться. – «Beauty Land», — отвечаю я. – «Так вот оно как*! Так бы сразу и сказали! Всем известно, что там обслуживается весь наш бомонд!»

Приехали! Захожу. За стойкой регистрации тусуется народ. Из кондиционера на полную катушку дует холодный воздух, насквозь пропитанный табачным дымом: время ожидания в очереди некоторые клиентки коротают за сигареткой-другой. Оказывается, курить в общественных местах в Грузии не запрещено. Хотя для салона красоты, где якобы обслуживается бомонд, подобной практики я не ожидала.

Девушки с регистрации просят меня подождать, однако присесть мне не предлагают. Да и приземлиться-то тут вообще некуда: везде люди – куда ни глянь. Туда-сюда шныряют сотрудницы, громко звонит телефон, кучкуются мастера в ожидании новых клиентов. В общем, суета сует.

Прибегает мой мастер, светловолосая дама лет пятидесяти, приятная, ухоженная, но на вид уставшая. В порыве эмоций она заключает меня в объятия и говорит, что узнала меня сразу — по описаниям моей подруги.

Нино спрашивает, могу ли я немного подождать, если она сначала обслужит опоздавшую клиентку. Это пожилая женщина в черном, которая пришла в салон в сопровождение своей дочери. Вдова с умоляющим видом смотрит на меня. Тем не менее, мне приходится проявить несгибаемость, потому что дома меня ждет мой грудничок, а по дороге мне нужно успеть забрать еще из садика и старшего сыночка.

На сём тема «Чья очередь?» закрывается без дальнейших дискуссий. Всем известно, что в Грузии дети — превыше всего.

Нино ведет меня на свое рабочее место. Я с любопытством изучаю его. В царстве у моего мастера – классический художественный беспорядок. На фоне многочисленных красующихся на стене дипломов, в том числе и международных, – конгломерат из бутылочек, спреев, баночек и скляночек, загромождающих все свободное пространство.

Картину всеобщего хаоса завершают снующие туда-сюда мастера и подмастерья, мойщицы голов, уборщицы, а также неприкаянные клиенты.

У Нино работы невпроворот и от клиентов нет отбоя, в то время, как другие мастера, как ни странно, скучают в праздном ожидании.

Усадив меня в кресло, Нино принимает эстафету от своей помощницы, переходя к клиентке, чью голову та только что вымыла. Передавая помощнице меня, она дает ей задание вымыть и мои волосы.

Девушка-мойщица волос кажется еще более замученной, чем ее начальница, причем какой-то невероятно бледной и донельзя изнеможденной. И потому на ее лице не проблескивает даже подобия дежурной улыбки. Не говоря ни слова, она моет мне волосы, потом заматывает их в полотенце и сразу же принимается за уборку помещения. В это время я жду Нино, но та все еще занята незавершенной стрижкой предыдущей клиентки.

Тем не менее, мой мастер то и дело переключается на меня, чтобы обусудить со мной мой новый облик. Как бы между прочим мы болтаем про то да про сё и, конечно же, – про нашу общую подругу из Нью-Йорка.

Однако нашему только что начавшемуся душевному разговору не суждено быть законченным: через несколько минут к Нино приходит все та же опоздавшая клиентка в черном и спрашивает, как долго ей еще осталось ждать, она, дескать, время тратить зря не может. Нино уверяет, что долго ждать ей не придется.

Но тут к нам подбегает девушка с регистрации и оповещает о прибытии … еще одной клиентки, и это – снова для моей Нино!

Внезапно у моего мастера сдают нервы: «Вы что – с ума все посходили? Что вы позаписывали ко мне людей прямо в мой выходной? Теперь сами с ними и разбирайтесь! Я сегодня пришла в виде исключения, всего лишь на полдня! Вы только представьте себе такое: обеденное время уже давно позади, а у меня еще крупинки во рту не было!»

Выяснение отношений затягивается, протекая в несколько этапов с перерывами, напоминая мне шквалы порывистого ветра. В итоге Нино уговаривает женщину с дочкой прийти вечером, когда салон уже закроется, чтобы все-таки выполнить свое обещание и сообразить для этой несчастной ее заветную стрижку.

Потом мой мастер долго прокламирует звучащие по-театральному тирады о том, как же она устала и до чего всё-таки несправедлива жизнь. Однако, как ни странно, в этих причитаниях мне не слышится ни капли отчаяния. Наоборот, такое чувство, будто бы Нино играет на публику и при этом больше всех на свете наслаждается своей игрой!

Вдруг я понимаю, что внутренне я уже готова провести в этом салоне сколько угодно времени. Я даже начинаю чувствовать себя словно в какой-то забавной итальянской комедии: вот-вот с экрана сойдут в салон живые Софи Лорен и Марчелло Мастроянни, станут выяснять отношения, ссориться и тут же на глазах у публики мириться!

Наступает момент очередного затишья, но мы с Нино уже беседуем исключительно по существу. Ввиду царящего в салоне диффузного брожения мне неловко говорить с моим мастером о чем бы то ни было другом, чем о моей стрижке: мне страшно даже представить себе, какая сумятица, должно быть, царит сейчас в ее голове после всех только что пережитых вербальных баталий и эмоциональных выплесков!

Нино еще раз оставляет меня наедине с моими недостриженными, почти уже сухими волосами, чтобы завершить работу над все еще незаконченной стрижкой предыдущей клиентки.

И вот, наконец, несмотря на все преграды, и моя стрижка готова, причем случается это достаточно быстро.

Не скрою: в кресле у знаменитого тбилисского фигаро мне не удалось расслабиться, и даже полистать какой-нибудь «глупый» женский журнал у меня не было возможности. Однако результат работы мастера впечатляет: всего лишь за какой-то час мой облик приобрел новый шик, а мое отражение в зеркале настраивает меня на задорный лад.

Хотя, кто знает, быть может, причина моего приподнятого настроения – совсем в другом? У меня есть подозрение, что в моей недавно приобретенной легкости бытия  «виновен» только что пережитый мною ералаш. Да-да, именно так! В Грузии на каждом шагу нас ждут неожиданности и сюрпризы. Но нам самим решать, как к ним относиться.

*имена и названия заведений изменены.

Тбилиси, август 2010