ЧТО В ГРУЗИИ ТЕБЕ МОЕЙ…

Июль 17, 2019
Tatjana Montik

В свете последних политических событий думаю, что сейчас самое время для того, чтобы снова написать про Грузию, на этот раз – про загадочный грузинский характер.

Когда долгое время живешь на одном месте, взгляд на еще совсем недавно казавшиеся необычными и удивительными вещи притупляется. Не зря же говорят, что для подпитки креатива желательно долго не засиживаться на одном месте.

Тем не менее я все еще здесь, и именно этот факт делает меня счастливой. Скажу даже больше: жизнь в Грузии – источник творчества энергии, сил и оптимизма, причем, не только для меня одной. Таких, как я, здесь много, просто не все про них знают.

За почти девять лет в Грузии мой взгляд на нее, несомненно, претерпел изменения. Однако мое очарование страной и ее людьми, а также мое глубокое уважение к культуре, истории и традициям грузинского народа не иссякли, а наоборот приумножились.

Любовь – штука c заковырками, и отличить ее от влюбленности непросто. Туристы и приезжие обычно видят лишь поверхностное — и нередко влюбляются, иногда – по уши. Полюбить, однако, могут лишь те, кто знает глубинные слои, все особенности, нюансы, «подводные течения» страны и общества.

Думаю, один из главных критериев настоящей любви – это любить несмотря на то, что видишь все недостатки любимого, но все равно продолжаешь любить – вопреки голосу ума и рассудка, любишь, потому что так тебе велит твое сердце.

Подобное случилось у меня с Грузией. Сначала – мощное впечатление, нет, скорее, потрясение, от открытости, доброжелательности и фантастического гостеприимства людей, их невероятной любви к детям, не говоря уже о разнообразной природе, пряной колоритной кухне и уникальном вине с древней историей.

Это очарование длилось долго и оно – да, да, да! — продолжается по сей день. Однако дело не обошлось не без притирок разного плана, от которых я если и не страдала, но с которыми мне жилось поначалу не совсем комфортно: некоторая безалаберность, а иногда – и необязательность людей, тенденция откладывать на завтра все, что можно делать сегодня, а также подчас — склонность обещать золотые горы, чтобы завтра же забывать о большей части обещанного.

Однако мои грузинские будни научили меня и тому, что под все эти недостатки достаточно легко подстроиться и что с ними можно жить — припеваючи.

Например, чтобы не испытывать разочарования, лучше подстраховки ради услышанные обещания сразу же делить на десять. (В моем случае разочарования происходили редко, однако подстраховка проявила себя неплохим подходом). Помогло мне также знание грузинского языка, в котором, как известно, есть три разные формы выражения согласия, «да», и только одна форма — для «нет», которую местные жители употребляют крайне неохотно (может, именно потому, что «нет» обычно говорится более изощренным, закодированным способом, ведь Восток – дело тонкое, не так ли?)

Нельзя не отметить, что грузины – народ вспыльчивый, пассионарный, импульсивный. Но, как ни странно, в моем опыте было немало случаев, когда в критические моменты выдержке, терпению и вежливости я училась именно у них! Например, в разгаре какого-нибудь жаркого спора, по напору грозившего перерасти в нечто более ожесточенное, мой собеседник иной раз просто называл меня «генацвале», то есть «дорогая, уважаемая», тем самым полностью разоруживая меня и даже заставляя меня чувствовать стыд за свою несдержанность.

Откровенного хамства, грязной ругани и брани в Грузии не встретить даже днем с огнем. Например, в других уголках мира, где мне приходилось жить, вспышки агрессии и грубости в общественных местах — чуть ли ни ежедневная практика.

Скажу честно: с хамством я не сталкивалась в Грузии ни разу. Грузины мастера разрулить любой спор с помощью тонкого юмора, неподражаемой иронии и дипломатии.

По этой причине недавний случай с оскорблением российского президента журналистом «Рустави-2» вызвал яростный протест жителей Грузии, среди которых оказались даже самые непримиримые противники Путина. Дело в том, что грубость и святотатство заставили людей почувствовать себя глубоко оскорбленными … в своем достоинстве. В глазах грузин, неуважение к памяти предков– тяжелейший из грехов. Неспроста же во время грузинского застолья один из первых тостов пьется за почивших. Память предков для грузин – святыня.

Кроме того, в этих краях людям неимоверно важно, какое они производят впечатление на окружающих. Некоторые критики утверждают, что это характеризует их поверхностность. И даже если критики правы – пусть. Но разве без этого своего стремления понравиться и произвести впечатление грузины смогли бы снискать себе славу эдаких джентльменов Кавказа?

Для любого грузина важно, как минимум, слыть великодушным, щедрым, вежливым, предупредительным человеком с хорошими манерами, ни коим образом – ни словом, ни делом — не обижать своих визави, проявлять готовность помочь и поддержать, проявлять сострадание, сочувствие. А там, где есть «слыть», рукой подать до «быть», ведь так? Не зря же народная мудрость гласит, что к каждому хотению придет и умение.

Ввиду всего этого в Грузии вам редко скажут правду-матку в лицо, а вместо этого – улыбнуться и произнесут что-нибудь неожиданно-вежливое и доброжелательное. За это свое качество грузины могут показаться лицемерными. И я допускаю, что этот подход, не рубить с плеча, не придется по вкусу многим выходцам из Северной и Центральной Европы, привыкшим к прямоте. Но по собственному опыту скажу, что жить с этим «лицемерием» намного более комфортно, чем когда наоборот. Кстати, в связи с этим мне вспоминается старушка-Англия, далеко не южная страна. В Туманном Альбионе подобные практики тоже в ходу: вам ничего не скажут в лоб, а свой отказ или неприятие британцы сформулируют так, что вы ввиду отсутствия опыта легко примете его за согласие или одобрение.

Теперь – еще об одной черте характера, которой я не перестаю восхищаться и которой, увы, вряд ли возможно научиться. Это – чувство достоинства, самоценности и самодостаточности, присущее всем жителям Грузии. Однако особенно ярко эта черта выражена у людей пожилых, причем, не важно, из какого социального слоя они происходят. Это могут быть как профессора университета, так и простые рабочие, ремесленники, пекари или крестьяне. Это особое чувство достоинства прекрасно описывает английское слово «dignity», потому что в него включено еще и понятие благородства. Оно прямо-таки написано на лицах пожилых людей! В нем скрыто очень многое: и опыт прожитых дней, и гордость за свой путь и за свои достижения, а также за историю страны и за своих доблестных предков.

Напоследок — еще одна важная деталь. В Грузии господствуют уникальные законы, не свойственные для других обществ. Это — ПРЕЗУМПЦИЯ ДОБРОПОРЯДОЧНОСТИ. Она означает, что пока своим поведением незнакомый человек не доказал обратного, его встречают и принимают как личность, достойную любви, доверия и уважения.

Именно отсюда, полагаю, и происходит знаменитое кавказское гостеприимство, а также непостижимое радушие грузин по отношению к незнакомцам.

Все вышеперечисленное приводит меня к логическому умозаключению: грузины заслужили того, чтобы быть занесенными в «Красную книгу народов с уникальным характером».

Тбилиси, 18 июля 2019 г.