БОРЬБА С ВЕТРЯНЫМИ МЕЛЬНИЦАМИ

Сентябрь 10, 2019
Tatjana Montik

НОВАЯ ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК МЫ ЗАСТАВЛЯЕМ СТРАДАТЬ НАШУ ПРИРОДУ.

Вечер предвещал быть добрым, свежим, бодрым. После дождя дышится легко и приятно. Мы с Теодором собирались в лес, чтобы поиграть там в бадминтон.

В лесу рядом с нашим старым домом, который находится прямо на дороге к Черепашьему озеру, — две детские площадки, облюбованные нами с самого начала нашей тбилисской эпопеи.

Вот мы уже и в лесу, распаковали ракетки, достали воланчики, собираемся начать игру, как тут Тео восклицает: «Мама, смотри – огонь!»

Не может быть! Костер – прямо в лесу? Это ж криминал! Но я присматриваюсь и вижу: на самом деле за деревьями полыхает огромное пламя огня! Мы направляемся к нему и видим, что кто-то разжег костер прямо на детской площадке. Там же, за деревьями, можно разглядеть фигуры двух молодых людей, которые возятся у огня. Позже к ним присоединяется кто-то еще.

«Что нам теперь делать?» — спрашивает меня мой сын. Я в раздумьях. Пойти и поговорить с ними? Но о чем нам беседовать? О том, чему их в школе не научили: что природу надо беречь, что в лес легко возгораем, что в наше время каждое дерево – это бесценное богатство? Или о том, что наш бедный Тбилиси в скором времени может остаться совсем без зеленых насаждений?

«Слушай, Тео, воспитывать этих людей мы с тобой не будем: это — мартышкин труд. Нас сейчас придется сделать то, чего я не уважаю: мы с тобой станем настоящими, стукачами!» — говорю я сыну. – «Это как, мама?» — «Мы позвоним в экстренную службу спасения 112». – «Ой, мамочка, лучше не надо! Это же так некрасиво – жаловаться на кого-то!» — «Знаю, сынок, я сама ненавижу стукачей. Но как иначе ты предлагаешь предотвратить пожар? Если этих людей ни дома, ни в школе обращению с природой не научили, значит, пусть их теперь научат пожарная служба и полиция».

Тео – весь вне себя — от удивления и волнения: что будет дальше? Мы тут же набираем номер «112» и рассказываем оператору все, как есть. «Значит, вы звоните с целью предотвращения пожара?» — вежливо спрашивает женский голос на другом конце провода. – «Именно так. Тут – рекреационная зона, городской лесопарк и много больших деревьев вокруг, и костер чреват трагедией», — объясняю я. – «Хорошо, я Вас поняла, принято. Высылаю к Вам пожарную команду, они скоро с Вами свяжутся».

Мы ждем пожарников и между делом пытаемся играть в бадминтон. Но игра не ладится. Когда чего-то ждешь, непросто занимать себя другими делами: мысли и разговоры автоматически перескакивают на объект ожидания.

«Если бы мы были сейчас в Германии, этих людей бы, наверно, не только оштрафовали, но и арестовали бы и посадили бы в тюрьму, да?» — спрашивает меня мой девятилетний сын. – «Не думаю, что их посадили бы в тюрьму, но штраф бы им выписали такой, что больше им было бы неповадно разжигать костер в городском лесопарке. У меня на родине, в Белоруссии, с такими нарушителями, наверняка, тоже быстро свели бы счеты. На счет здешних правил я не уверена, что сейчас будет. Давай лучше подождем!»

Через минуты три раздается звонок. «Как называется улица, где вы сейчас находитесь?» — спрашивает меня на другом конце провода женский голос. – «Это в лесу рядом с рестораном «Otium»», — объясняю я. – «Где же этот ресторан?» — «В начале дороги, что ведет к Черепашьему озеру». – «Понятно! Встречайте команду, она на подходе».

На самом деле мы уже слышим завывание сирены и выходим из леса по направлению к дороге. Огромная пожарная машина подъезжает к ресторану. Водитель интересуется у нас, как проехать в лес. Мы объясняем, что на этой машине в лес никак не проехать и придется уж выйти и пройтись пешком, прихватив с собой огнетушители.

Трое пожарников, молодых ребят в касках, выходят из машины и идут с нами в лес. По пути я, захлебываясь от негодования, пытаюсь объяснить спасателям по-грузински, до чего мы взволнованы и как же это все чревато. Подойдя поближе к костру, мы отправляем пожарников беседовать с зачинщиками потенциальной беды. Те идут на разговор, но очень скоро возвращаются, не солоно хлебавши.

«Вы, наверно, не поняли: они же там просто шашлыки жарят! Ничего страшного, не волнуйтесь: пожарят и затушат костер!» — уверяет нас один из пожарников, обаятельно улыбаясь. – «Как это затушат? А если нет, что тогда? — спрашиваем мы. – Разве в этом лесу разрешено просто так жечь костры? Это же в черте города! Значит, и в парке Ваке тоже можно выйти с друзьями и просто так сделать пикник с костром?» Вместо ответа пожарники только лишь разводят руками.

«Послушайте, — не успокаиваюсь я, — я только что говорила своему сыну, что в Германии, за такие проделки выписывают очень большие штрафы. Неужели в Грузии нет подобных законов?»

Тут я вспоминаю, как несколько лет назад по всей Грузии горели леса. Тогда многие говорили о диверсиях, к которым, якобы, был причастен «враг из-за границы». Боже мой, какой враг, когда здесь кругом хватает и своих «невинных вредителей», наносящих ущерб лесу без всяких злых намерений, просто по собственной безалаберности.

Пожарники смотрят на нас с сочувственным выражением лиц, но при этом лишь качают головой: «Нет, и мы тут ничего поделать не можем, извините!» На прощание один из них говорит нам: «რა კარგი ადამიანები ხართ!», то бишь, «Какие хорошие вы люди!» Вот пойди тут и пойми, что он при этом имел ввиду…

Мы с Теодором в недоумении переглядываемся. Надо же – какая оказия! Никаких законов против вредителей, выходит, нет. Так ничего и не добившись, мы продолжаем играть в бадминтон, не заканчивая обсуждение темы о защите природы.

«Слушай, мама, может, нам теперь пойти к тем людям шашлыков поесть? — хохмит мой сынишка, гораздый на подобные шуточки. – Раз уж мы больше ничего не добились…» — «Не думаю, что это хорошая идея, — отвечаю я. – Смотри, чтобы они тебе потом шею не свернули из мести!» — «А ты разве не помнишь, как однажды твою машину подбила другая машина, и, когда вы разобрались насчет ущерба, те люди пригласили тебя в ресторан, забыла?»

Эх, она, эта сюрреальная грузинская действительность: безалаберность, бесшабашность и тут же — беззлобность, полная безответственность, но рядом — безграничная любовь! Сочетание несочетаемого и бесконечные темы для прелестных абсурдных короткометражек! 

Уже смеркается, и мы с сыном собираем ракетки, чтобы ехать домой. Тут у нас снова звонит телефон. На этот раз на проводе – полиция. Снова нас расспрашивают о случившемся. Наверно, теперь это для протокола. Полицейская машина уже подъехала. И мы идем встречать блюстителей порядка.

Один из них, молодой приветливый полицейский, просит нас проводить его в лес к месту происшествия. Никак нам из этого леса сегодня не вырваться! По пути мы прихватываем с собой еще и охранника из ресторана, и одного местного жителя. Они оба в один голос жалуются на то, что подобные вещи случаются в этом лесу слишком часто.

«Это мэрия во всем виновата, — утверждает пожилой мужчина, который живет в одном из близлежащих домов. – Никаких законов для защиты природы в городе нет, но даже если бы они и были, то никто бы их не соблюдал, потому что за соблюдением законов не следит никто! Приходите к нам сюда почаще мусор в лесу собирать, ведь кроме нас этого никто не делает! Штрафы за это ввели, но разве их взымают?»

Между тем наш полицейский отправляется беседовать с вредителями. Однако вскоре и он так же, как до него пожарные, возвращается ни с чем. «Да, это точно: эти люди жарят там шашлыки, но они обещали мне потушить потом все за собой. У них вода с собой имеется, я проверил и на всякий случай записал их координаты. Больше, увы, ничем помочь не могу».

Тут мне на ум приходит случай, пережитый мною полгода назад в лесу над Черепашкой. Тогда мы с одной женщиной около часа боролись с ветряными мельницами, пытаясь тушить оставленный кем-то костер и горячими углями испортив себе кроссовки. Наверху стоял сильный ветер, а вокруг было много сухой травы и сучьев. Остатки костра могли в любой момент возгореться, перекинувшись на лес. Страшно подумать, что могло бы случиться… В отчаянии, мы бросали в костер большие камни, топтали угли ногами и поливали все скудными остатками воды, которая была у каждой из нас с собой.

 Я рассказываю о том случае своим собеседникам и припоминаю также другие примеры надругательства над природой: «Не берегут люди своих богатств, не ценят! Вот уже и к Хевсуретии потихоньку подбираются, дорогу туда строят! Боюсь, скоро в Грузии вовсе не останется мест с неиспорченной природой».

«А чем Вам не по душе дорога в Хевсуретию? – удивляется полицейский. – Я сам, знаете, оттуда родом. Вы даже не представляете себе, как местным жителям сложно там без нормальной дороги! У них нет никакого регулярного снабжения, а зимой там вообще – геморрой!»

По пути к нашим машинам мы с полицеским все-таки приходим к общему знаменателю в беседе о вреде и пользе цивилизации для природы. На прощание блюстители порядка благодарят нас и извиняются, что ничем не смогли помочь.

Дома мне приходит сообщение по Viber от нашего нового знакомого-хевсура: «Не переживайте, все будет хорошо! Это же Грузия!..» К сообщению прикреплены фотографии с головокружительными видами пока еще не глобализированной  Хевсуретии.

Тбилиси, 10 сентября 2019 г.

Хевсуретия, (пока) не тронутый рай

Тбилиси, 10 сентября 2019 г.